Сказка про плохого менеджера

«Лояльность? Если им нужна лояльность, то пусть заведут себе собаку. Я ту работаю. Я продаю себя, о какой лояльности может идти речь?

Давайте я расскажу вам историю из жизни. Мы все любим истории из жизни.

Давеча встречалась я с бывшим коллегой. Мы не то чтобы близкие друзья, но весьма тепло друг к другу относимся и периодически делимся бедами и напастями. Всё потому, что нас очень сплотил между собой наш общий бывший начальник. Мы всерьез считали его дурачком, жестоким монстром и истеричкой, и поэтому часто, еще в период совместной работы, прикрывали друг другу спины, ну или просто жаловались на несправедливое, как нам тогда казалось, менеджерское решение.

В эту встречу я рухнула за столик, залпом выпила треть бокала пива и сказала:

— Знаешь, друг мой, Ахметик (назовём бывшего босса так) — ангел с крыльями, у него только нимба не хватает. Он святой. Он лучший начальник, которого можно себе представить.

Коллега всхихикнул и ответил:

— Весь последний год ты только так наши встречи и начинаешь.

— Ну а ты думаешь, — вздохнула я. — Всё познается в сравнении.

Правда, странно? Давайте я вам расскажу, почему я раньше считала Ахметика монстром и он мне по ночам в кошмарах снился, а теперь думаю, что он был моим лучшим боссом на территории Беларуси.

Прежде всего, обладая взрывным южным темпераментом, Ахметик орал. Он мог орать часами. Ор начинался как из-за мелочей типа на пять минут позже отправленного электронного письма, до реально больших косяков типа неподписанного соглашения о намерениях. На самом деле первые полгода совместной работы я понятия не имела, когда Ахметик начнет орать, и это пугало меня до ужаса. Потом попривыкла. По итогу года совместной работы иногда орала в ответ, было весело. Иногда мы так увлекались, что с первого этажа приходил генеральный директор и вежливо интересовался, не убили ли мы друг друга.

Второе, чем он любил заниматься — это вопрошать «Ты что, дура? У тебя мозгов нету? I’m serious, you’re the most brainless creature I’ve ever met. Do you have any thoughts up there in your head? «. Серьезно, если я или еще какой-нибудь подчиненный косячил, то Ахметик на полном серьезе ставил умственные способности накосячившего под сомнение, и никогда особо не стеснялся в выражениях. Новенькие подчиненные от этой привычки рыдали в туалетах днями и, в особо запущенных случаях, подумывали о самоубийстве. Я тоже первое время нервничала, но потом поняла, что это просто его способ донести своё возмущение наиболее быстро и эффективно.

Третье — это выдача безумных поручений. Совершенно нормальным считалось получить в два ночи письмо от Ахметика с текстом «Назначь мне завтра встречу с председателем правления такого-то (самого большого) банка. Я хочу обсудить с ним новый проект». И только попробуй не назначь — ор, «тычтодура?» и всё прочее следовали незамедлительно.

Итак, Ахметик делал всё вышеперечисленное, и иногда это было больно, чаще всего очень обидно, в 80 процентах случаев от его поручений хотелось залезть под стол и там тихо сдохнуть. Но. НО. Я по-прежнему считаю его одним из моих лучших начальников потому, что:

  1. Он жестко наказывал за косяки, но, при этом, делал всё, чтобы косяк не повторился снова. «Твоя презентация чистое говно. Переделывай. Посмотри презентации которые делал Стив Джобс и сделай такую же», «Ты неправильно написала этот имейл. Почему ты не обратила внимание адресата на то, что сроки срываются именно по его вине. Ты понимаешь, что в противном случае обвинят тебя? Напиши еще один имейл вдогонку, с большими красными буквами».
  2. Он всегда был за нас горой. Мы косячили, он нас трепал за косяки. Но никогда, НИКОГДА он не сказал начальству «они виноваты».
    — Ну чо, как встреча с генеральным прошла? Сильно ругался?
    — Ну у нас есть еще месяц на завершение проекта. Но это в последний раз, поняли, олухи?
  3. Он никогда не давал непонятных заданий и не заставлял делать мартышкину работу. Не было такого чтобы «пойди туда не знаю куда, принеси то не знаю что» и «ну ты сделай это, я сам не знаю зачем, но надо». Вообще, он ни разу за всё время не выдал поручение вида «делай это, потому что я твой начальник и я так сказал» — это очень круто на фоне общего уровня менеджмента в РБ.
    — Слышишь, ты мне сказал сделать отчет, но ни я, ни программеры не понимают, нафига оно надо.
    — В смысле не понимаешь? Я же всё объяснил.
    — Ну ты так объяснил, что я не понимаю.
    — Ладно, слушай сюда… это нужно чтобы мы понимали то-то и это, метрики нужно подобрать так, чтобы мы видели такие-то сегменты…
  4. Ему было глобально плевать, где я нахожусь, лишь бы результат был. Можно было придти на работу не к 9, а к 9.30, и никто не делал из этого драмы и трагедии. Можно было позвонить и сказать, что поработаю из дома, и не надо было долго и мучительно оправдываться за простуду. Абы работа делалась, всё остальное — совершенно не важно.
    — Ахметик, алё, привет. Я сегодня из дома поработаю, приболела что-то.
    — Пила опять вчера? Ладно, отдыхай. Подготовь только письмо в банк.
  5. Он поощрял наличие своих мозгов и своей позиции. Конечно, мог быть с ней не согласен, и тогда приходилось доказывать, почему я права, но, при приведении достаточного количества аргументов, он принимал ее во внимание.
    Бонусом я могла ему сказать что он сумасшедший или что он дурак, и что идея у него не очень. И он не обижался, а требовал аргументов. Ну или не требовал (до него обычно быстро доходило, что идея не очень.
    Как сейчас помню: лето, жара, кондиционера нет и все сидим в одном кабинете (а нас тогда, включая Ахметика, было четверо), обливаемся потом. Очнувшись от послеобеденной дремы над макбуком, Ахметик изрекает «А давайте купим пять дронов и пусть они летают в кабинете, охлаждают. Как опахала у султанов». Коллега напротив, обмахиваясь папкой с очередным проектом инвестдоговора, хмыкает. Коллега справа трагически воздевает очи в потолок, вздыхает и шепчет «Ну сколько можно». Я, вынырнув из увлекательнейшего имейл-срача с департаментом маркетинга, говорю «Ахметик, ты с ума сошел? Совсем жара мозг расплавила? Какие дроны?». «А, ну да. Скажи Бабушке (он так называл начальницу АХО) поставить нам наконец кондиционер», — соглашается Ахметик и снова погружается в свою южную дрёму.
  6. Самое основное — он никогда не истерил. Орал, да. Но это не было истерикой. Он всегда знал, что делать, а, если даже и не знал, то выезжал на ледяном спокойствии и расчете. За его спиной можно было тихо пересидеть бурю — он разруливал ее сам. И он невероятно эффективно справлялся со всеми проблемами, без криков, без истерик, без всяких эмоций.

В общем, теперь я очень ему благодарна за то, что он показал, каким должен быть хороший начальник. Хороший — это не обязательно добрый, милый и пушистый. Хороший — это который тебя способен чему-то научить (и иногда это бывает больно), который в тебя верит (хотя это не всегда очевидно) и который объективно видит все твои сильные и слабые стороны, и делает так, чтобы они все играли делу на пользу.

Так что, если вы внезапно считаете, что ваш начальник — исчадье ада, то подумайте еще раз. Потому что впоследствии вам может попасться действительно плохой начальник. Очень плохой. Может быть, лучше найти положительные стороны у текущего босса?

  • noodls

    Йулек, приукрасила! все было хуже)

    • Yui

      Та ну, ничего я не приукрасила. Всё примерно так и было. Умолчала только об эпизоде «Кырыль, ты что, на необитаемом острове живешь? И каждый день плаваешь оттуда на лодочке?»))

      • noodls

        Вот такого я не помню, не надо!

        • Yui

          Было-было! Когда ты сказал, что не знаешь, кто такой Саурон