Дурдом Ромашка и Франкенштейн

В ОДО «Дурдом Ромашка» было много всякого. Ноутбуки, например, покупали. И прозрачный холодильник.

Но самым весёлым в этой компании был набор новых сотрудников. Отчасти из-за количества собеседований, которые проходил кандидат, отчасти из-за требований к кандидатам. До того как тихая девочка-эйчар Оля вышла на работу, кандидаты на любую позицию проходили как минимум четыре собеседования, но чаще пять. Плюс четыре теста и две анкеты. И кандидатиков собеседовали все возможные руководители на все возможные должности. Короче, по итогу все собеседований кандидат мог без запинки перечислить все круги ада по Данте, потому что он их прошел. В собеседования в «Дурдоме Ромашка» закалялась сталь и попы кандидатов и людей, которые их собеседовали, ведь один кандидат проводил сидя по крайней мере восемь часов.

После того, как появилась тихая эйчар Оля, мучения кандидатов были сокращены до пяти часов, четырех собеседований, трёх тестов и одной анкеты. Сократившийся цикл набора вдохновил Альфреда Афанасьевича на невиданный ранее творческий подход в формировании вакансий. Например, он в какой-то момент времени хотел найти себе помощника. Нормальное желание нормального загруженного просмотром сайта нацбанка начальника. Вот только то, каким он видел своего помощника, было немного… экстравагантным. Примерно настолько же экстравагантным, насколько плящущие голые и толстые женщины в последнем фильме Тома Форда.

Он хотел, чтобы его помощником была девушка не старше 25 лет (лучше гораздо младше, чем верхняя планка) с отличным знанием немецкого и английского языка (арабский сверху был крайне желательным), магистерской степенью в машиностроении, полученной за рубежом, блондинка, размер груди не меньше третьего. Она должна была заказывать ему билеты, гостиницы, переводить письма и делать кофе партнерам. Это, в целом, и были все её обязанности. Тихая эйчар Оля по этому поводу очень переживала и от грусти даже забыла оформить отпуск директору по маркетингу.

Как же это коснулось меня? А вот как.

В один прекрасный летний день, когда я сидела и неторопливо ругалась с поставщиком из-за просрочки поставки, на почту свалилось письмо от Альфреда Афанасьевича. Это ничего хорошего, конечно же, не сулило, потому что результировало, как правило, в поручения вида «построй мне до завтра космический корабль, я хочу полюбоваться на Марс», «надо закупить двести гиднор на подарки партнерам» или «слушай, а ты не знаешь, почему небо голубое?». Ну и по мелочи типа найти ему эксклюзивную ручку, эксклюзивные кроссовки или эксклюзивную зубную пасту.

Вздохнула, сложила ноутбук, захожу в кабинет Альфреда Афанасьевича. «Кхе-кхе», — говорю. — «Вы просили зайти». Альфред Афанасьевич, с болью отрываясь от созерцания сайта нацбанка, жестом позволил сесть. Села, разложила ноутбук, сижу. В кабинете играет «в голове моей туманы-маны», что очень точно отражает постоянное состояние головы Альфреда Афанасьевича. За окном бушует летняя парковка бизнес-центра, воняет бензином, потому что Альфред Афанасьевич кондиционером пользоваться не приучены, только естественная вентиляция.

Досмотрев сайт нацбанка, Альфред Афанасьевич проникновенно посмотрел на меня и вздохнул. Потом еще раз вздохнул. А потом спрашивает:

— Ну, и что ты об этом думаешь?

Признаться, я даже сначала как-то потерялась. Думаю я о многом и мнение у меня есть по каждому поводу. Какое из трёх тысяч надо было озвучить — было не очень понятно.

— Эээээ… — выразила я своё смутение. — О чём?

— Об инженере конечно же.

О, вот это было более понятно. Дело в том, что Альфред Афанасьевич давно лелеял мечту найти себе инженера-продавца. Ну то есть человека, который сначала очень долго занимался производством и/или починкой печатных станков, а потом, тоже очень долго, продажами этих самых станков. Плюс возраст до 35 лет и английский на уровне носителя языка. В представлении Альфреда Афанасьевича, наличие такого человека в штате сразу же поднимет продажи печатных станков на новый, доселе науке неизвестный уровень, сам Альфред Афанасьевич поднимет кучу бабла и на ее волне уедет жить на Мальдивы, а ОДО «Дурдом Ромашка» будет как-то дальше там само зарабатывать новые кучи бабла и переводить на мальдивский счет.

Стоит ли говорить, что в реальном, а не в альфредовом воображаемом мире, люди, которые изготавливают станки, совершенно не хотят их продавать. Ну то есть вообще. Им очень хорошо их изготавливать.

Поэтому, видимо, Альфред Афанасьевич в этот раз хотел услышать от меня в очередной раз, что мухи должны быть отдельно, а котлеты отдельно, то есть инженера должны инженерить, а продавцы продавать. В этом мне не удавалось убедить высокопоставленное начальство уже с год.

— Ну, я считаю, что менеджер по продажам должен иметь техническое образование и понимание процессов производства, но не должен иметь опыт работы на производстве.

— Да нет, я не про это. Я про то, что нам нужен инженер по продажам, который будет отвечать за SEO и SMM!

Мир остановился. Вселенная вздрогнула и испуганно замерцала всеми звездами и туманностями. Я захохотала.

— Это как вообще? Как вы себе представляете этого человека?

— Требования к инженеру по продажам остаются теми же, просто он должен еще иметь опыт работы в рекламном агентстве по продвижению в интернете.

— Не менее пяти лет?

— Конечно!

— Это невозможно.

— «Невозможно» только в твоей голове, Катя. Скажи Оле, чтобы начинала поиск, — отрезал Альфред Афанасьевич и принялся изучать сайт нацбанка.

Возвращаясь обратно в свой кабинетик, я подумала, что в ОДО «Дурдом Ромашка» будет крайне востребована услуга, которую в романе Мэри Шелли предоставлял Виктор Франкенштейн, а именно формирование одного живого существа из нескольких. Как бы было прекрасно: берём на работу одного инженера, одного менеджера по продажам и одного интернет-маркетолога. Потом приглашаем их в тихий кабинет с необходимым оборудованием и таинственным освещением и…. быдщь БУМ ТАРАРАХ бдыщь бдыщь!… и у нас есть требуемый инженер по продажам и интернет-маркетингу. Таким же образом можно закрыть уже существующие вакансии менеджера по клинингу (уборщица) с опытом работы делопроизводителем, помощника Альфреда Афанасьевича и печатника-вокалиста.

Другое дело, что модифицированный персонал будет пованивать и периодически хотеть убить немодифицированный персонал, но как мы сэкономим на найме! Поистине, гениальная идея! Главное — не рассказывать о ней Альфреду Афанасьевичу, а то следующий месяц я проведу в поиске специалистов по оживлению и сшиванию мертвецов.

8283684_orig

 

  • Alex Digger

    «Опытный гинеколог оклеит комнату обоями через замочную скважину».