Дурдом Ромашка и зарубежная мотивация

Дурдом Ромашка и зарубежная мотивация

В то утро в ООО «Дурдом Ромашка» царило нездоровое веселье: чета Успеховичей бегала туда-сюда по коридору с криками «Мы идем на тренинг! Самый успешный тренинг! Мы будем самыми успешными! Да», ну а Роза Ицхаковна бегала по той же траектории, но вопя «По тыщще триста евро на человека! И это только входные билеты! А проезд! А проживание!». По стопам уважаемого главного бухгалтера, сталкиваясь локтями и мешая друг другу, лениво перемещалась смесь из остальных, рядовых сотрудников, освежая вопли руководства своим ноем «А мне командировочные… А Кира Успеховна, согласуйте макетик… Вольдемаааар Успеееехович, у нас же планерка о плане по планеркам на неделю, пойдеееемте в переговооорку». Мне удалось узреть самый накал этого массового забега, потому что я как обычно на час опоздала на работу. По стеночке, стараясь избежать удара возбужденных чем-то коллег, я просочилась к себе в кабинетик и, с облегчением захлопнув дверь и подперев её стулом, для верности, отряхнулась от мартовского дождетумана из смога и спросила:

-Верон, чё происходит? Вчера ж ещё всё тихо было.

Верон, не отрываясь от медитативного листания инстаграма, молвила:

-А это утром Дмитрий Алексеевич нашел письмо с приглашением на какого-то модного иностранного тренера, и теперь весь руководящий состав едет в Москву его слушать и мотивироваться. Он типа мотивационный тренер.

-Аааа, ну скатертью дорожка, — расслабилась я. — Пусть едут. Хоть нормально проживем пару дней. Но билеты по косарю евро — это перебор, как мне кажется.

-Так это одни из самых дорогих. Там синхронный перевод включен. У нас же руководство такое умное, что ни один английского не знает. Хихи. А ты не расслабляйся, ты ж тоже руководящий состав. Поэтому тоже едешь, — Верон сочувственно вздохнула.

Я отмахнулась:

-Верон, побойся святого Хаббарда (тут мы обе хихикнули). Я руководящий состав только если на меня деньги не надо тратить. А если надо — то я рядовой менеджер типа уборщицы.

-Ну твои слова да Хаббарду б в уши, — заключила Верон.

Полдня проработали спокойно, пока дверь не начала дёргаться под мощными толчками. Но стул стоял надёжно. Вслед за неудавшейся попыткой взлома помещения, за дверью раздалось вежливое шипение:

-Катерина, у тебя тут дверь заклинило. Попробуй со своей стороны, пожалуйста, — Альфред Афанасьевич, видать, чего-то от меня хотел, раз был столь учтив.

Я потянулась за столом. Потом по пути к двери потянула спинку, а потом, закинув ноги на гостевой стол — ещё и их. В общем, стул был возвращен на прежнее место минут через пять. Всё это время за дверью томно дышали.

-Проходите, — посторонилась я, открыв дверь нараспашку.

Уважаемый владелец, весь покрытый красными пятнами, абсолютно весь, ввалился в кабинет и трясущимися руками затворил за собой дверь.

-Чем мы можем вам помочь? — елейным голоском осведомилась Верон, в знак уважения к сияющей персоне начальства даже прикрывшая ладошкой инстаграм.

-Катерина, ты чего в офисе? Иди вещи собирай домой! — вдруг рыкнул Альфред Афанасьевич.

-А куда ехать-то? — изобразила я дурочку, думая, что авось пронесет. В ответ уважаемый владелец воззрился на меня как баран на новые ворота.

-Как куда?! В Москву! На мотивационного тренера!

-Ну вот и замечательно, вы езжайте, а я на ютубе посмотрю. Тоже промотивируюсь.

-Нет, ты поедешь!

-Зачем, лишние расходы же, а билеты дорогие, по полторы тысячи евро же, — отчаянно вбросила я последний аргумент.

Тут глазки Альфреда Афанасьевича забегали из стороны в сторону и из частично красного он превратился в бардового. Как свежая свеколка.

-Альфред Афанасьевич? — взволнованно всплеснула ладошками Верон.

-Всего лишь 400 евро.. без синхронного перевода, — выдавил из себя уважаемый владелец. — А Катя английский знает. Она нам всем переведёт.

И вот, спустя ровно сутки я, мятая и всклокоченная после ночного переезда в жестком, как новый ортопедический матрас, беэмве Альфреда Афанасьевича, в котором руководящий состав в целях экономии средств приехал в Москву, стою в многокилометровой очереди на мотивационного тренера. Зубы почистить удалось лишь на заправке, а уж позавтракать и вовсе не получилось: впавший в почти религиозный экстаз Дмитрий Анатольевич гнал сидящего за рулём Альфреда Афанасьевича как дородная хозяйка — свиней в хлев, только бы успеть на успешного тренера. Ему вяло вторили мои соседи по заднему сидению, чета Успеховичей. Их настолько тянуло промотивироваться речами иностранного тренера, что они не спали и заряженно тряслись всю ночь, разогреваясь для предстоящего действа. Я тоже тряслась, но от их колебаний, а ещё от холода — чтоб не заснуть,  Альфред Афанасьевич не включал кондиционер и даже приоткрыл передние окошки, так что температура в машине была примерно как в хорошей морозилке.

Ну ничего, в очереди согрелась и даже в толкучке умудрилась поспать, опираясь поочередно на спины идущих плотным потоком впереди. И вот мы оказались на очень успешной галерке, до сцены было не менее семисот метров, а вокруг были не иначе как сектанты: толпа людей одновременно болботала что-то очень успешное, пялясь в экраны своих телефонов. Время от времени кто-то из них начинал кричать что-то типа «Аналь! Успех! Успех! Мы успешны! Бесплатный мерседес!», и вся толпа моментально это подхватывала. Испугавшись, я забилась в самый угол галерки, пытаясь не помереть от простого человеческого желания пожрать и ужаса перед надвигающимся. Виделись ритуальные пляски и ритуальное же пожирание толпой самого неверующего в таинственный аналь. Вот так, волнуясь, я забылась беспокойным сном. Проснулась от грубого тычка под рёбра и крика «Катя! Начинай переводить!» от Альфреда Афанасьевича. Зевнув и сфокусировав взгляд, я узрела причину моих страданий — широкозубого и тонковолосого иностранного мотивационного тренера. Широко улыбаясь во все сорок зубов, он заорал «Привет! Поставьте перед собой цель!» и тут же многотысячная толпа в ответ заверещала «УУУУУУ ЦЕЕЕЕЕЛЬ!!!». Я автоматически перевела услышанное в подставленные уши всего уважаемого руководства. «Если не получается — надо пробовать снова и снова!» выл тренер, подпрыгивая, «Почувствуй своё сердце!». Публика послушно чувствовала своё сердце, хватаясь за него руками. На фразе «Перенимай привычки успешных людей!» я поняла, что моим спутникам уже никакой перевод не нужен — подключившись к любимому информационному полю об упешности и поддержке партнеров, они внимали словам мотивационного тренера напрямую, содрогаясь в судорогах восторга и лучась энтузиазмом. Потом прыгать начали. Потом пытались обниматься и танцевать, ну а под конец, когда мотивационный тренер, рокоча, изрек последнюю мудрость вида «Смотри на проблему как на возможность — она дарит бесценный опыт и делает тебя сильнее!», вообще половина попадала в обморок, трясясь как от электрошока. Я с ужасом наблюдала всю эту вакханалию, уворачиваясь от желающих обняться.

Когда наконец всё закончилось, и я, жадно глотая свежий воздух, стояла около беэмве уважаемого владельца, с невероятным счастьем осознавала, что всё закончилось, мой кайф был прерван звенящим воплем Дмитрия Алексеевича «Я ТАКОЙ ЗАРЯЖЕННЫЙ НАДО СВОРАЧИВАТЬ ГОРЫ ДАААААА!», и таки пришлось оглядеться по сторонам. Альфред Афанасьевич стоял тихий и отрешенный, глядя в светлое будущее светлым же взглядом. Если б я его не растолкала, так бы до ночи и стоял, настолько, видать, вдохновился. Дмитрий Алексеевич танцевал ламбаду вокруг машины. Кира Успеховна, тихо всхипывая, возлежала на заднем сидении, источая миазмы тепла и успешности. А вот Вольдемара Успеховича не было. Как выяснилось в ходе розыскных мероприятий на следующий день, он так вдохновился мотивацией мотивационного тренера, что пытался прорваться к нему в гримерку и предложить себя в качестве рабочей силы, но был скручен силами правопорядка и помещен ещё с десятком таких же деятелей в опрорку поостыть.

Ну а пока… вечерело. Из закатной московской мути неслись крики «Аналь! Аналь сила! Бесплатный мерседес!». Понемногу отойдя от всего пережитого, я вспомнила, что в Москве у меня есть пара знакомых и даже один родственник, которые, если их очень слезно просить, пустят переночевать, ведь обратная дорога до родного города намечалась как раз сразу после мероприятия, чтоб сэкономить на гостинице. К ещё одной ночи в компании с любимыми коллегами я была не готова, побаливало сердце и тряслись руки, хотелось под душ и в кроватку. Очень кстати оказалось, что дорогой брат Олег был дома и даже готов был заехать к несчастному спортивному комплексу, забрать сестру (то есть меня) ночевать и под душ.

Когда он наконец подъехал, все присутствующие коллеги уже более-менее пришли в себя и поняли, что и им ночной дороги не пережить. Я, конечно же, надеялась тихо заскочить в машину и тихо отбыть, но не тут-то было. Бдительный Альфред Афанасьевич, держа меня за капюшон в заложниках, елейно поинтересовался, можно ли ему на чай, а то так холодно, что переночевать негде. К этой просьбе присоединились и другие участники этой сцены. Но угрюмый Олег сказал «Ваши проблемы, гостиниц вагон», засунул меня в машину и отбыл под удивленные взгляды обиженных участников данной сценки. Уже вечером, отогревшись джином, я весело пересказывала ему содержание мотивационного тренинга, подпрыгивая и изображая его участников в лицах. Олег улыбался, качал головой, а под конец молвил:

-Слушай, а тренер этот, он другие слова кроме «цель» и чо он там ещё балботал, знает?

-Та не, не думаю.

-Эк тебя поштормило-то. Иди спать, утро вечера мудренее.

Спала я, надо отметить, как сурок зимой, но была жестоко разбужена звенящим телефоном и криком Дмитрия Алексеевича в нём «Катя! Катя, Вольдемар в полиции! Надо выручать! Приезжай немедленно, Катя!». Высаживая меня возле опорки, Олег недоверчиво качал головой и говорил «Добрая ты, Катька, вся в деда». А я пожимала плечами и не знала, что ответить.

  • Alex Digger

    А про батарейки для наушников по 15 баксов почему позабыла?