Дурдом Ромашка и зарубежные коллеги. Урок 1

Дурдом Ромашка и зарубежные коллеги. Урок 1

За время работы в ООО «Дурдом Ромашка» Катенька выучила множество уроков. Но самыми ценными были те, которые ей преподали зарубежные коллеги из многочисленных представительств компании, разбросанных по всей территории бывшего СНГ… Пришло время поделиться и ими.

У Альфреда Афанасьевича были обширные планы на будущее ООО «Дурдом Ромашка» — он думал открывать филиалы своего монструозного детища для начала в ближнем зарубежье, а через пять лет охватить сетью весь мир. Планировалось расширять не только направление полиграфии, но и направление пиара с рекламой, о чём грезил и мечтал не только уважаемый владелец, но и Кира Успеховна — в особо сладкие ночи ей снилось, как она уверенно рулит разбросанным по всей планете коллективом из руководителей отделений пиара и продаж. В этих снах её великому креативному уму аплодировали и узкоглазые корейцы, и тёмные, как южная ночь, негры, и рыжеволосые ирландцы.

Но дальнее зарубежье не покорялось Альфреду Афанасьевичу — представительство в прибалтийской стране, не глядя на успешные лекционные и денежные вливания, зарабатывать деньги не хотело. Тогда он запустил представительство в жгучей южной стране, Татарстане. В Татарстане, как уверял Альфреда Афанасьевича его успешный друг, успевший пожить в нём пару лет, обширный рынок для реализации продукции для типографий разных масштабов, а уж для пиара — так вообще непаханное поле, все так и мечтают о креативной команде, которая будет продвигать на локальном и мировом рынке верблюдов, урюк и кумыс.

Нарисовав себе светлые перспективы кумысного бизнеса, Альфред Афанасьевич упаковал в чемодан четыре искристых костюма и немедленно полетел в Ашхабад лично проверять обстановку. Задержался он там на две недели, периодически звоня Дмитрию Алексеевичу и рассказывая ему об ослепительной белизне столицы южного государства и успешных горизонтах. Также он звонил и Розе Ицхаковне, но по менее значимым вопросам: закинуть еще тысячу денег на карту (оказалось, что потенциальных партнеров нужно водить в очень дорогие рестораны), посмотреть в интернете какой-нибудь офис в центре города и ещё посмотреть какая уголовная ответственность ложиться на владельца компании. Апогеем его звонков в конце второй недели был тот, в котором он просил главбуха оформить на работу генеральным директором Аннанепса Тохтамышева. Роза Ицхаковна испугалась и уточнила точно ли Анна не пёс. Альфред Афанасьевич подтвердил «Аннанепес хороший генеральный директор!». На том и порешили. Оставив Аннанепса директорствовать, владелец вернулся в головной офис развивать перспективный бизнес на расстоянии.

Мне удалось встретиться с господином Тохтамышевым на третий день моей работы. В корпоративной почте возникло письмо с темой «СРОЧНО! НЕОБХОДИМО!» и от отправителя Annanepes TokhtMYSH. «Не успела начать работать, а уж из-за рубежа пишут», — подумала я и открыла его. Наличием туркменистанского офиса и необходимостью закупать и для них я была обрадована Альфредом Афанасьевичем в первый день работы. Он только умолчал, что нервный срыв предыдущего менеджера по закупкам был процентов на 46 связан именно с плотным сотрудничеством с туркменами.

Текст был прекрасен. После прочтения первого из десяти абзацев я поняла, что Аннанепес пишет правильно только слова «срочно» и «необходимо», а со всем остальным у него нешуточные проблемы. Например, в слове «принтер» он умудрился сделать четыре ошибки, написав его «бренздер» (я очень долго думала, что же конкретно он имеет в виду), а в слове «поставка» — три ошибки, в его мире это писалось как «баздавка». Весь текст письма я, понятно, осилить не смогла: уже к концу третьего абзаца стала раскалываться от жуткой боли голова и перед глазами залетали розовые мурашки, напевно произносящие все статьи из словаря Ожегова по алфавиту.

Отогнав мушек, я вдохновилась «срочно» и «необходимо» и нашла в подписи номер телефона. Смело набрала его. Трубку сняли примерно с третьего гудка и на меня с того конца провода хлынули характерные для тамошних широт завывания муэдзинов вперемешку с чисто клубным «тунц-тунц-тунц». Лишь громкое «АЛЛЁЁЁЁ»  кое-как перекрывало божественные южные звуки. И тут мне пришлось прочитать имя коллеги вслух. Лишь счастливый случай и забывчивость Розы Ицхаковны уберегли меня он неминуемого позора: она забыла зачислить деньги на корпоративный мобильник и связь прервалась ровно в тот момент, когда я начала истерически хохотать, повторяя «АННАНЕПЁС!!!». Хохотала я минут пять, утирая слёзы и взвизгивая. Наконец, успокоившись и порепетировав («Аннанепес, Аннанепес… господииииии…. Аннанепес, господин Тохтамышев? Господин Тохтамышев!») я вновь набрала номер.

-АЛЛЛЁЁЁЁ! — снова перекрикнул какофонию коллега.

-Господин Тохтамышев, добрый день! — сообщила я.

-ЩИТОООО? НИСЛЫШУУУУ! — ответили мне в трубке. — ГАВАРИ ГРАМЧЕЕЕ ЭЭЭЭ!

-ГОСПОДИН ТОХТАМЫШЕВ! — послушно заорала я во всю мощь лёгких. — ЭТО КАТЕРИНА ИЗ ГОЛОВНОГО ОФИСА!!!! ВЫ МНЕ ПИСЬМО ПРИСЛАЛИ! ПО ПОВОДУ ПРИНТЕРА!!! Я НЕ НАШЛА ТАМ НИ ОДНОЙ ХАРАКТЕРИСТИКИ! АЛЛО!

После небольшой паузы, в течении которой стало понятно, что у туркменского муэдзина, видимо, начался куплет с битбоксом, Аннанепес сообщил:

-ЭЭЭЭЭ НЕЕЕЕ ДАРАГАЯ! НЕ НУЖЕН ПРИНТЕР!

-ТАК ВЫ ЖЕ НАПИСАЛИ СРОЧНО!

-ЭЭТТАААА… ТАГДА СРОЧНА СИЧАС НИСРОЧНА СИСТРА! ДАВАЙ!

-ТАК ЭТО БЫЛО СЕМЬ МИНУТ… — я была прервана короткими гудками.  — назад.

Ну на нет и суда нет. О принтере Шредингера я забыла буквально через пять минут, так как пришла Маша со своей ноутбучной бедой.

Вспомнилось об этом через неделю, во время скайп-конференции с туркменистанским офисом. Аннанепес отчитывался о своих успехах уже час:

-Да! Прадаём! Прадаём всё щито прадаётся! Да! Сила в йидинстви! Йидинства с партнерами!

-Да-да! Прадаём-прадаём! — кивали головами в поддержку любимого начальства два тамошних менеджера по продажам (в своей похожести и спетости они напоминали покемонов). — Йидинства!

-Аннанепес! — властно попытался прервать эти сладкие, как свежий кумыс, речи Альфред Афанасьевич. Не получилось. — АННАНЕПЕС!

-Прадаём! Йидинства! — ответил Аннанепес. — ПРАДАЁМ ФСЁ!

-А ПОЧЕМУ ПРОДАЖ ЗА ПОСЛЕДНИЕ ДВА МЕСЯЦА НЕТ НИКАКИХ, АННАНЕПЕС! — Альфред Афанасьевич поставил вопрос ребром.

Повисло неловко молчание, только один из покемонов по инерции кивал головой и причитал «Йидинства!».

-Аааааааааа, — наконец промолвил Аннанепес. — Так брендзер не баздавили!

-Кто тебе принтер не поставил?

-Систра новый! Звонит говорит «ни баздавлю брендзер»! Плахой систра, рабатать нихочит!

Альфред Афанасьевич посмотрел на меня, я посмотрела на Альфреда Афанасьевича. Захотелось вскочить на вороного коня и проскакать на нём аж до самого Ашхабада, размахивая саблей, красиво влететь в офис СОО «Дурдом Ромашка» и снести Аннанепесу голову. А вот Альфред Афанасьевич, судя по тяжелому взгляду, хотел снести голову мне. Впоследствии оказалось, что взгляд этот означал не желание меня умертвить, а животный страх, что я сбегу из ООО «Дурдом Ромашка» в общем и от сотрудничества с туркменистанским офисом в частности до момента наступления у меня нервного срыва.

-Да он сам отказался, — пожала плечами я. — Я ему позвонила, он сказал не надо ему брендзер. Ну, принтер.

Раздалось протяжное «ооооооо» из скайпа. Видимо, Аннанепес начал придумывать, как выйти из этой колкой ситуации.

-Ну, что скажешь? — промолвил Альфред Афанасьевич в камеру ноутбука. — Так надо был принтер или нет?

-Нада! — отрапортовал генеральный директор южного бизнеса. — Вщира нада!

-Так характеристики пусть пришлёт, — попросила я.

-Аннанепес, пришли Кате характеристики! — передал просьбу Альфред Афанасьевич.

-Карашо! Чирис час!

На том и порешили. Стоило ли говорить, что характеристик я не получила ни через час, ни через сутки, ни через неделю. Аннанепес упорно не брал трубку, когда я ему звонила, равно как и его покемоны, и на письма тоже не отвечал. Зато на следующем собрании все снова слушали, что «систра плахой». Снова окал и экал и обещал через час прислать характеристики. У меня начал дёргаться глаз. Тик бы перерос из временного в постоянный, если бы не добрая Анна Адамовна. После окончания совещания она взяла меня за руку, отвела на склад и сказала, что особенности менталитета не дают нашим туркменистанским коллегам работать по-другому и надо привыкать. Например, учиться игнорировать эти особенности и думать о хорошем: раз в год Аннанепес прилетает для очной встречи с Альфредом Афанасьевичем и привозит с собой чемодан сладчайших абрикосов и с десяток литров кумыса.

Тем не менее, из этой ситуации я вынесла урок первый: общаться с туркменистанскими коллегами только в письменной форме, чтобы, ежели что, предьявить светлым очам руководства бесспорные доказательства моей правоты.

А «брендзер» по итогу таки купили, через год. Просто Аннанепес только тогда достиг соглашения о его покупке с каким-то там фермерским хозяйством.

  • Vitalik Danilenko

    super

  • Alex Digger

    Татарстан в Туркмении это да :)