Дурдом Ромашка и чёрные друзья

Дурдом Ромашка и чёрные друзья

Спустя три недели и длинные эффективные сессии ноя от любимой жены Евгении («Валера иди работать работать иди Валера работу найди Валера найди работу»), наш герой-соискатель снова сидел на уже знакомом своими трещинками и изгибами дерматиновом черном диване в приёмной ООО «Дурдом Ромашка». Посетил он его снова по суровой необходимости — работа не искалась, а если и искалась, то совсем грустная, и миллионы денег на ней заработать не представлялось возможным. Поэтому Валерий и ответил на запоздавший зов эйчара Ольги, которая буквально вчера звонила и умоляла его придти на собеседование с целым директором. Такая задержка удивляла, но выхода-то особого не было — домашняя жена Евгения усиленно пилила его, удваивая собственные производственные мощности каждый день, и Валерий уже начал опасаться, что скоро она начнет искрить и перегорит. Поэтому сейчас он нежно глядел на фей ресепшна, с которыми он на правах постоянного посетителя уже раззнакомился и шутил весёлые шутки. Феи переливисто смеялись, чем радовали семейное сердце Валерия и создавали ему нужное бодрое настроение для собеседования. Настроение, кстати, создавали уже второй час, потому что, как сказала на минутку возникшая и снова куда-то подевавшаяся эйчар Оля, «директор сейчас очень занят, когда освободиться, девочки вас проводят».

Но девочки, перекидываясь шутками с Валерием, никуда не торопились его провожать и лишь отходили в манящие глубины офиса, чтобы принести ему ещё чашечку вкусного кофе. На исходе второго часа к их переливистой компании присоединилась нервная Катенька, которая оторвала внимание фей от соискателя, накачанного кофе как праздничная уточка — яблоками, и переключила его на себя.

-Так, курочки мои ненаглядные, какого черта Алексеевич опять держал меня у себя в кабинете полтора часа и жаловался на заедающий дозатор в мужском туалете? Почему я вообще об этом слышу, а?

-Кать, да мы не знаем, — забеспокоились феи. — Курьер еще позавчера новый дозатор ему прикрутил, и водил проверять. Всё работало.

-А есть вариант что он об этом забыл? Потом он говорил вам что-нибудь про дозатор?

-Нееееет, — задумчиво протянула тёмненькая фея. — Слушай, он реально забыл.

-Стикер ему на ноутбук наклей, «дозатор работает». Только сначала проверь, точно забыл или нет, а то обидится, и будет как в прошлый раз. Мы же не хотим как в прошлый раз.

Валерий, чувствуя себя уже почти членом коллектива, вежливо осведомился:

-А что в прошлый раз было, Катерина?

Внезапно возникшая бурная реакция фей повергла его в шок: светленькая начала задыхаться в рыданиях, а тёмненькая быстрыми глотками пила обжигающий, только что заваренный чай. Катенька кинулась гладить светленькую по спине и приговаривать «Всё закончилась, солнышко, всё закончилось, такого больше не повториться», а, успокоив её, пояснила:

-Директор наш печенье потребовал найти заморское. Маша две недели по всем магазинам и пекарням носилась, искала ему это печенье, а потом оказалось, что его пекут только в какой-то крафтовой лаосской пекарне. Так что Маша чуть в Лаос не полетела за этим печеньем. Забыл потом, конечно, но через месяц вспомнил и лишил Машу премии на три месяца вперед, и заставил покупать билет в Лаос за свои деньги. Еле отбили девочку.

Светленькая Маша снова попыталась зайтись в рыданиях, подтверждая весь ужас пережитого ею.

-Маша, хватит. Ни в какой Лаос ты больше не летишь, — отрезала Катя, тем самым отрезвив нервную фею.

Эта история поразила Валерия до глубины души. В Лаос ему тоже лететь не хотелось.

Внезапно за его спиной хлопнула дверь. Влетел ухоженный мужчина, про которого так и тянуло сказать «харя-то барская». Он был упакован в ярчайше сияющий костюм, сияющие штиблеты и сам, казалось, излучал сияние. При его появлении феи как-то подтянулись, а Катенька напряглась.

-Здраааавствуйте, — сияющим голосом протянул мужчина. — А это кто у нас?

-На собеседование, — хором отрапортовали девы. — К Дмитрию Алексеевичу.

-Уже второй час ждет, — елейным голосом добавила Катенька.

Мужчина сложил рот буковкой «О» и молча уставился на Катеньку. Та, улыбаясь, смотрела на него в ответ.

-Ну ты бы подействовала на директора, Катя! — спустя пару секунд выпалил мужчина. — А то перед людьми неудобно!

-А я бы подействовала, но директор занят поистине важными директорскими делами — инспектирует дозаторы в мужском туалете, — с той же мягкой и где-то даже материнской улыбкой молвила Катенька.

Рот сияющего мужчины снова принял форму буковки «О» и он, не произнося ни звука, но протестующе топоча, убежал куда-то в офис.

Феи похихикали. Валерий понял, что сейчас была одна из тех милых подковерных игр, в которые он долго играл, работая в издательском доме «Православие сегодня», только он играл против начальника печатного цеха, злого толстого Висисуалия, который никак не хотел ему печатать тираж первому, и всегда настаивал на живой очереди из менеджеров по продажам. Из этого сладостного воспоминания его вырвало громкое «Эээээээээ я же директор!» — прямо над его головой висел Дмитрий Алексеевич собственной персоной и текучими движениями рук и ног приглашал его присоединиться к себе. Валерий встал, оправил дорогой костюм и последовал за указателями. Они привели его в маленький прямоугольный кабинет, который выделялся из ряда обычных офисных помещений двумя деталями: монструозным по сути и по внешности кожаным диваном с богатой золотой отделкой, и гигантскими картинами 2 на 2 метра, каждая — на своей стене. Хозяин же кабинета, уважаемый директор, был человеком и личностью хлипкой конституции, поэтому эти две детали подавляли его больше, чем было задумано. Валерию на секунду показалось, что и диван, и картины — это идея мстительной игруньи Катеньки.

Меж тем директор плюхнулся на своё кожаное кресло и, не переставая мычать и махать руками, указал Валерию на отведенное ему место — маленький колченогий неудобный стульчик. Побуждал он это сделать утробным «я же директор». Валерий сел и удобно расположил руки на столе, а ноги под стулом, потому что ему казалось, что собеседование займет много времени.

-Очень приятно с вами познакомиться, — сообщил он Дмитрию Алексеевичу, чтобы хоть как-то прервать его зависшее в материи пространства-времени мычание.

-Я же директор! — довольным тоном парировал тот. — А вы зачем ко мне?

-Эээээ… на собеседование. Ольга приглашала.

-А, это ж документы должны быть, — засуетился Дмитрий Алексеевич, шаря взглядом по абсолютно пустому столу. — Где документы? Я же директор! А она мне не помогает!

Валерий заметил талмуд со своей анкетой прямо на клавиатуре ноутбука и вежливо указал директору на него. Директор обрадовался и закопался в бумаги. Смотрел он на них долго, иногда перелистывая. Валерию даже начало казаться, что он их читает.

-Ну и расскажите о себе что-нибудь, — на середине второго теста внезапно выпалил он.

Вздохнув, Валерий начал этот длительный рассказ. Он изобиловал смешными шутками, забавными деталями и невзначай упоминаемом профессионализме нашего героя. Директор всё это слушал, вперив в Валерия пустой взор и несколько раз даже кивнул. Потом последовали вопросы о любви к команде, работе над сложными проектами и КэПэАй. Что такое последнее, соискатель немного не понял, но бодро ответил, что КэПэАй уважает и старается применять в своей профессиональной жизни, а также в быту, жене очень нравится. Услышав про наличие жены, директор возбудился и начал допрашивать Валерия о хитростях и перипетиях его семейной жизни. Потом достал фотографии своих детей, жены и собачки, и попытался даже показать видео с утренника на ютубе, но не смог найти кнопку «Ютуб» на рабочем столе. Огорчился и попытался изобразить песню и танец старшего сына. Валерий недоумевал , но аплодировал очень громко, вложив в это всё своё желание получить работу. Благосклонно оценив аплодисменты, Дмитрий Алексеевич потребовал, чтобы и Валерий показал какой-нибудь танец из утренника в детском саду. Думая, что хуже собеседования у него уже не будет, Валерий станцевал танец маленьких утят под аккомпанемент из довольного смеха директора, и даже в конце изобразил реверанс. Потом беседовали о подлёдной рыбалке и тонкостях воспитания детей от года до трёх, собирались было перейти к тонкостям воспитания собак, но в кабинете возник сияющий мужчина и прервал эту идиллию звучным «Дима, надо обсудить продажи!». Директор зависна середине слова, принявшись издавать мычание, и Валерий понял, что собеседование окончено. Душевно распрощавшись, он выскользнул из кабинета и заторопился к выходу. Ему казалось, что собеседование пройдено очень успешно, и теперь-то ему точно предложат работу.

Пробегая приемную, он энергично воскликнул «До скорой встречи, девочки», и выскочил на свежий воздух. Перспектива скорого получения работы окрылила его. По этому случаю он завернул в магазин и приобрел там торт «Сказка» к чаю, чтобы усладить и без того сладкие новости для домашней жены Евгении. Однако на пороге собственной квартиры, из-за двери которой уже раздавалась нетерпеливое скуление той-терьера Ванечки, ощущающего скорую прогулку, его остановил звонок Оли. Та поздравляла его с удачным собеседованием с директором и звала на собеседование с владельцем, «только придите прямо сейчас, если можно, а то он завтра в Танзанию улетает анаконду ловить». Ну, что ж делать, пришлось разворачиваться и бежать обратно, к уже близкому другу Валерия, дерматиновому черному дивану.

Продолжение следует.

1 мысль к “Дурдом Ромашка и чёрные друзья

Комментарии закрыты.