Дурдом Ромашка и закат Португалии

Дурдом Ромашка и закат Португалии

А начало эпопеи Виталия, если что, тут

Мы оставили нашего героя, менеджера по продажам чего угодно Виталия, счастливым и удовлетворенным — он получил приглашение на второе собеседование в ООО «Дурдом Ромашка» от рыдающей по этому поводу слезами счастья тихого эйчара Ольги. К её избыточным эмоциям он уже привык, поэтому ничего сверхстранного не заподозрил — ну радуется девушка, что успешные тесты хорошо заполнил, не зря же потел в её каморке больше часа. А после второго собеседования и ясно станет, возьмут или нет. Возьмут — хорошо, домашняя жена Евгения перестанет его пилить, не возьмут — тоже неплохо, можно будет продолжать безнаказанно играть в танчики до следующего приглашения на собеседование. В общем, оптимистичный Виталий был бы рад любому исходу событий, который приведёт его к душевному спокойствию и равновесию.

Ольга пригласила его на встречу с «руководителем», обозначив, что тот опозданий не любит и будет ждать Виталия ровно в 10.00. Вдохновленный Виталий снова стоял под дверями ООО «Дурдом Ромашка» ровно в 9.55 и озадаченно звонил в звоночек уже целых три минуты. Ему никто не открывал. Приложившись мощным лбом, свидетельствующем о высоком интеллекте и хорошей памяти, к полупрозрачным дверям, он не разглядел за ними никакого движения. И снова, уже с отчаянием позвонил, а потом и аккуратно постучал мысом дорогой итальянской туфли в дверь. Ноль реакции. На часах было 9.59. На мутно видневшемся ресепшнене не было и следа движения. Трясущейся рукой Виталий набрал номер Ольги. Она не снимала трубку. Наконец, в 10.08 сзади обреченно таращившегося сквозь стекло Виталия зацокали каблучки. Он обернулся. К намертво закрытым дверям неторопливо и грациозно цокала одна из вчерашних нимф, прокручивая на пальчике колечко с ключами.

-А что это вы тут делаете? — удивилась она, приблизившись.

-На-на собеседование пришел, к десяти, — облегченно прозаикался Виталий.

-Какой дурак вам на десять назначил, странно, — расстроилась нимфа, открывая дверь. — У них же в это время общее недельное собрание. Слышите, хлопают?

Стройные аплодисменты откуда-то издалека Виталий и правда услышал, войдя за феей на ресепшн.

-Да вы садитесь, — махнула рукой девушка в сторону мягкого и уже знакомого нашему герою дивана. — Не закончат раньше, чем через минут двадцать.

И правда, ритмичное хлопанье продолжалось ещё полчаса, после чего топот стада ног накрыл тишайший до этого офис: сотрудники, потирая отбитые ладони, рассаживались по рабочим местам и изображали рвение к работе и безумную радость от принадлежности к великолепному коллективу. На ресепшн прибежал давешний беспокойный мужчина и начал ныть «Алиса, Алиса опять закончился кофе». Нимфа изобразила крайнюю заинтересованность в лице, не переставая наманикюренными пальчиками писать сообщения кому-то в вайбер. Внезапно возникла Ольга. Она, подхватив Виталием под белы рученьки, стремительно потащила его куда-то (он не успел понять, куда) и втолкнула в маленький кабинетик, размером как каморка для пуделя. Занимал её вовсе не милый домашний питомец с глазками-пуговками и чёрненьким носиком, а толстый молодой мужчина, который в день заполнения Виталием тестов пытался отправить что-то по факсу. За время их разлуки ничего в мужчине визуально не поменялась: его круглую, как сдутый футбольный мячик, челюсть, обрамляла реденькая козлиная бородка, пузико всё так же стремилось вырваться из-под оков грозящего вот-вот лопнуть ремня, и распирало белейшую рубашку на два размера меньше, чем надо. Мужчина важно расхаживал по отведенным ему пяти квадратным метрам и громогласно говорил в телефон:

-Конечно-конечно, Эдуард Анатолич, всё сделаем в лучшем виде! Ахахаха! Вы такой шутник! Ахахаха! Конечно, как скажете! Да-да, до свидания! Оля, это кто?

-А это Виталий, помнишь, я говорила… менеджер по продажам тебе, — пояснила Ольга и выпорхнула из кабинета.

-Виталий, значит… Присаживайтесь. Меня зовут Вольдемар, и я начальник отдела продаж. Я тут самый главный.

-А я Виталий… очень хороший менеджер по продажам.

-Ну что ж, тогда приступим. Вот у меня ваше резюме… — самый главный начальник отдела продаж изобразил глубокую задумчивость на лице. — О, продавали печатную продукцию, очень интересно! А как вы относитесь к хомячкам?

Виталий очень удивился. К хомячкам он относился никак, один-единственный был подарен ему в глубоком детстве и бесславно помер под внушительной ногой маман Виталия. Он не сильно огорчился. Но это же собеседование…

-Отлично отношусь к хомячкам! Мечтаю их разводить и когда-нибудь, когда я выйду на пенсию, непременно уеду в деревню и организую там рай для хомячков! Вы знаете, эти миленькие малыши, они достойны прекрасной жизни!

-Оооо ахахах эхехехехе, — одобрил Вольдемар. — У меня дома как раз такой рай, да. Развожу их. Хомячки — волшебные животные, способные подарить даже самой мятущейся душе мир и покой… вот я, менеджер высшего звена, делаю продажи на миллионы, да ещё и руковожу большим коллективом, обучаю его… такой стресс, такой стресс. Хомячки снимают, да. Прихожу домой, а они, знаете ли, так пищат… такие милые.

Виталий был вынужден участливо рассмеяться и покивать головой.

-А вы расскажите о себе вообще, — предложил возможный начальник. — Вот я — Вольдемар. У меня два высших образования, и много пройденных успешных тренингов. Сейчас вот хожу на очень дорогой тренинг, называется «Школа управленца», эхехехехе. Доучусь через два месяца. Лучший студент на курсе. А какая там компания подобралась, все такие же топ-менеджеры, как и я, ахахахаха. Вот скоро уезжаю на обучение. Очень успешные преподаватели. А ещё руковожу коллективом. Пять человек. Все дураки, за ними глаз да глаз нужен. Ничего сами не могут, везде мой совет нужен, везде участие. Вот и сижу на работе до девяти-десяти, пашу как проклятый, эхехехехе… тяжела доля топ-менеджера с высочайшими годовыми бонусами, ахахахаха.

-Ааааааа…. ага, — безысходно согласился Виталий. — На вас держится вся компания.

Эта фраза вызвала поток вольдемарового красноречия о своём величии длинною в полчаса. Виталий успел услышать и то, как Вольдемара ценит руководство, и как ему вставляют палки в колёса разные завистники, коих миллион только в одном ООО «Дурдом Ромашка», но он с ними успешно борется, и как трудно работать под началом бабы, у неё же гормоны, и она ненавидит Вольдемара за его светлый ум и гениальность продажника, и многое-многое другое. К радости нашего героя, сладкоречие было прервано хлопнувшей дверью и резким голосом вчерашней нервной брюнетки, которая возникла в проёме, сжимая в руках какие-то бумаги и пылая праведным гневом:

-Вольдемар, ты чего, ОХРЕНЕЛ? КТО тебе согласовал платеж в ТРИ КОСАРЯ в этой школе по говну и гайкам? А? Кто это платить будет? У меня бабла в бюджете на твой очередной сертификат НЕТУ!

-Ааахахаха эээхехехе, — неуверенно ответил Вольдемар. — Катенька, у меня собеседование, давай потом?

-Что потом? — нервная Катенька снова встряхнула бумажками. — Кто согласовал я тебя спрашиваю!

-Эээээ Дмитрий Алексеевич, да. Это был директор. Да. Директор.

-А ты директору просто бумажку на подпись сунул или СУММУ ОЗВУЧИЛ?! — перешла на шипение нервная Катенька.

-Ааааааа ээээээ, — Вольдемар растекся по креслу, которое и так еле вмещала его молодые откормленные телеса. — Мне необходима школа управленца, Катя! Мне нужно быть менеджером!

-Тапки мои не смеши, управленец. Оплатишь 50 процентов от суммы, — заключила Катенька.

-Но мне Дмитрий Алексеевич сказал за счет компании! — возопил Вольдемар.

-А я говорю 50 процентов за твой. Иначе вообще никакого платежа не будет, и сертификат сам себе на принтере распечатаешь, — сказала, и захлопнула дверь. Вольдемар явно огорчился.

-Вот, вот она всегда вставляет палки в колёса… ругается, не разрешает учиться… — начал ныть он.

-Да потому, что ты идиот, который даже хомяка не способен научить срать где положено! — донеслось из-за двери. Сидящие там сотрудники поддержали сказанное сдержанным хихиканьем. Виталий тоже хотел захихикать, но задавил в себе это неподходящее для собеседования желание.

-Может, давайте я расскажу о себе вместо этого? — предложил он.

-А нет… расскажите лучше, как вы продаёте на миллионы.

Об этом Виталий мог рассказывать долго и с удовольствием, что он и сделал. Вольдемар, уткнувшись в экран ноутбука, кивал и угукал всю дорогу. Даже когда Виталий начал пересказывать «Войну и мир», тоже кивал и угукал, а потом неожиданно спросил «А как в семье отношения?». Виталий рассказал и о своей успешной семье: домашней жене Евгении, которая за 20 минут способна приготовить ужин из 20 блюд на 20 персон, умненьких детях и согревающем той-терьере. К этому Вольдемар проявил недюжинный интерес, правда, спрашивая о том, любит ли кандидат переодеваться в женское белье и ходить на каблуках. Краснея, Виталий сообщил, что такое не практикует, и предпочитает рыбачить зимой, когда лёд встанет. «О, встанет!» — оживился Вольдемар. Почувствовав неладное, Виталий быстро переключился на рассказ о продаже партии учебников в армейскую часть под Тольятти, чем вогнал будущего руководителя в состояние дзеновского созерцания экрана своего ноутбука.

Собеседование продолжалось еще час. Вольдемар задавал вопросы про юношеский опыт общения с другими мальчиками, Виталий давил на свой взрослый опыт общения с заказчиками. Расстались друзьями, тряся друг другу руки и обмениваясь визитками.

Потный Виталий вывалился из кабинетика опустошенным и напряженным: работа под началом Вольдемара казалась пусть и вполне реальной, но не вполне приятной. Но домашняя жена Евгения бы на его доводы закатила глаза и сказала «Ну Витаааляяя, ну детей же кормить наааадоо» и продолжила бы лепить котлетки из жирного фаршика, которые Виталя так любил. Он был готов даже работать под Вольдемаром (но не в полном смысле этого выражения) за котлетки. Выходя, он споткнулся взглядом о нервную Катеньку, оккупировавшую диван, который еще недавно согревал он сам. Катенька полулежала на черной экокоже, бубня «Как же они все достали, как же они достали, как же они достали» и попивала чаёк из огромной кружки. Чаёк на вид был красным и холодненьким. Виталий решил пошутить:

-Винишко средь рабочего дня глушим?

-Обижаешь, капитан, — парировала Катенька. — Портвейн чистейший. Бывай, ещё свидимся.

И Виталий вышел на свежий воздух, ободренный этим напутствием. Почему-то работа с Вольдемаром уже не казалась такой страшной, раз персонал пьёт портвейн на чёрной коже.

1 мысль к “Дурдом Ромашка и закат Португалии

Комментарии закрыты.