Дурдом Ромашка и Тайный Дед Мороз

Дурдом Ромашка и Тайный Дед Мороз

В тот год персонал ООО «Дурдом Ромашка» сразила массовая предновогодняя депрессия: ведь в Новый Год выплачивают годовые бонусы, а их, благодаря мудрому руководству, совершенно не предвиделось — компания сработала в убыток и ещё успела проиграть пару судов по авторскому праву. Да, это был год пика творческих способностей Киры Успеховны. Сотрудники были настолько грустны и подавлены, что компанию из «Дурдом Ромашка» пора было переименовывать просто в «Дурдом» и раздавать людям мощные таблетки, чтоб они хоть как-то работали.

Через неделю такого положения дел, Альфред Афанасьевич наконец понял, что что-то идёт не так, и созвал экстренное совещание, на котором два часа рассказывал о том, как он могуч и как мощна его харизма, а потом предложил присутствующим поразмышлять на тему «как заставить сотрудников работать, а не срываться на слёзы каждые два часа». Дмитрий Алексеевич моментально предложил всех оштрафовать за грусть, ведь уже сам факт работы в ООО «Дурдом Ромашка» — уже повод для великой радости, а кто об этом забыл, тот пусть получает вычет из зарплаты. Эту идею поддержал хор, состоящий из четы Успеховичей и Розы Ицхаковны. Я робко предложила:

-А, может, подарим сотрудникам ощущение праздника?

Дмитрий Алексеевич аж взвился над диваном от такого бунта на корабле:

-Катя! Ты что! Они эээээээээ не заработали на праздник! Ни эээээээээ копейки! Надо штрафовать!

*они-то заработали, только ты потратил на стажировку в Австралии, где тебя учили как правильно выслеживать кенгуру, и на четыре мерседеса s-класса «на представительские нужды*

-Я всё же продолжу настаивать, что сотрудникам нужно ощущение праздника и причастности к коллективу, — мирно сказала я. Дмитрий Алексеевич нехорошо позеленел. Над моей головой замаячила очередная невыплата премии.

Внезапно открыл рот Альфред Афанасевич:

-Думаю, Катя права. Раз корпоратив мы в этом году отменили, то хотя бы в офисе соберёмся, посидим, отметим. Пиццу закажем.

Не смея спорить с любимым другом, Дмитрий Алексеевич мелко закивал:

-Да-да, Катя, организуй эээээээ сбор денег на пиццу, они не заработали на пиццу, и на праздник не заработали, но мы команда, а я директор, а Альфред сказал надо праздник, гениальная идея, да, ээээээ, надо праздник, соберите деньги, я ди…

-Думаю, логичнее это всё организовать на счет компании, это не так дорого, — прервала я поток стенаний директора, чувствуя поддержку Афанасьевича и про себя благодаря тараканов в его голове. — А, чтоб усилить ожидание, организуем тайного Деда Мороза.

-Мне нравится, так и сделаем, — завершил заседание Альфред Афанасьевич.

Я обрадовалась и пошла отдавать Маше с Алисой первые поручения вида: установить и украсить ёлку, посчитать сколько пицц заказать на грустный коллектив, написать список сотрудников чтоб его разрезать, перемешать и выдать им для покупки персонализированного подарка.

Офисные посиделки решили проводить через две недели, 30 декабря. Я, конечно, была против, потому что похмелье в канун Нового Года — не самый лучший подарок, который может получить сотрудник, но непьющий в наказание за предыдущие фокусы Дмитрий Алексеевич был непреклонен. У меня иногда возникало ощущение, что та ненависть, которую он испытывал к коллективу, сравнится по силе разве что с ненавистью салафитов к цивилизованному миру.

Во время очередного общего собрания, когда все похвалы несуществующим продажам были воспеты, а сотрудники отбили ладони, аплодируя этим одам, на первый план вышла я, держа в руках серую вязаную шапку, в которой лежали бумажки с фамилиями. Пришло время дарить людям праздник.

-Уважаемые коллеги! В честь Нового Года компания решила проставить нам всем вечеринку: будет пицца, алкоголь и музыка, повеселимся. А, чтоб усилить ожидание, мы решили провести тайного Деда Мороза. Разбираете сейчас не глядя бумажки, потом смотрите на них и до 30го числа кладёте под ёлочку подарок для этого человека. Подарок, конечно же, будет ждать и вас, а перед вечеринкой мы их откроем. Важно, чтобы вы себя не выдали. А если вы сейчас вытяните себя, то потом зайдите ко мне в кабинет, я обменяю вам бумажку.

Сотрудники возбужденно загомонили: на их памяти впервые происходило что-то подобное. Тем не менее, не боясь нового, они брали бумажки с фамилиями и волнительно на них взирали.

Конечно же, я предполагала, что черный рынок фамилий с этого момента пойдёт в гору: никому не хотелось дарить подарок Дмитрию Алексеевичу, и именно поэтому мы с Верон загодя изъяли из шапки две бумажки, я взяла её, а она — мою. Решили подарить друг другу по бутылке радости, одна красная, а вторая белая. Вскоре после вручения ко мне в кабинет прибежала Маша, которая вытянула Вольдемара Успеховича. Она не знала, что ему дарить кроме таблеток для похудания или абонемента в спортзал, поэтому слёзно молила заменить его на кого-нибудь. Пространство для манёвра у меня было, не все сотрудники присутствовали на совещании, и поэтому варианты оставались. Счастливая Маша убежала с фамилией тихого эйчара Оли. Вскоре после Маши меня почтила своим вниманием волшебница склада Елена, которая, к своему несчастью, вытянула Альфреда Афанасьевича. Восхищение Елены оным доходило до таких высот, что она считала достойным для него подарком только что-то из разряда Мазератти или коллекционного вина, но денег ни на то, ни на другое у неё не было. Ушла с фамилией более простого и менее обожаемого Вольдемара Успеховича. На следующий день пришла жаловаться на то, что не знает, что подарить Дмитрию Алексеевичу, Кира Успеховна. Ей я посоветовала мыслить позитивно и идти вперед, за своей мечтой, показывая жизни, что у неё есть тысячи причин, чтобы улыбаться. Кира прониклась и ушла. По итогу Альфреда Афанасьевича я сбагрила бывшему в командировке в день раздачи этих слонов, качку Денису. Денис долго сопротивлялся, но в итоге был сломлен и ушел, бубня «У меня как раз лишняя банка протеина дома стоит».

Наконец настал день Икс. Стол в комнате для приёма особо важных партнеров ломился от закусок (я стрясла с Дмитрия Алексеевича побольше денег, чтобы обеспечить отсутствие похмелья в следующий рабочий день хотя бы части сотрудников) и от разнокалиберных бутылок с содержимым разной степени крепкости. Во главе стола лучились позитивом Афанасьевич с Алексеевичем, поддерживая атмосферу праздника шутками и тостами. Сотрудники томились, потому что за прошедшие две недели горка упаковок с фамилиями под ёлочкой стала настолько большой, что закрывала собой саму ёлочку. А Альфред Афанасьевич уже седьмую минуту рассказывал о выросшем плане продаж и тяжелой ситуации на рынке труда, и вроде бы не собирался останавливаться, но его плавную речь прервал звонок. Уцепившись за это возможность (и спрятавшись за дверью, чтоб не снесли) я крикнула «А теперь — разбирать подарки!». В общем, не зря пряталась, потому что волна коллектива, в едином порыве мчащегося к ёлке, вполне могла меня уничтожить как личность и сотрудника. Быстрее всех нёсся Дмитрий Алексеевич, которому перспектива найти под ёлкой подарок напоминало счастливое безответственное детство. В итоге он получил книгу-сборник мотивирующих историй, чем был огорчен — читать тексты длиннее трёх предложений он был неспособен, потому что слишком трудно было удерживать большие объемы информации в голове. Альфреду Афанасьевичу досталась деревянная коробка невнятного назначения и три протеиновых батончика. Другим сотрудникам повезло чуть больше: Роза Ицхаковна радовалась вязаному платку, продажник Евгений — дорогому парфюму, а тихая эйчар Оля — набору косметики для чувствительной кожи. В общем, праздник удался.

В процессе вечеринки непьющий Дмитрий Алексеевич за компанию с коллективом навернул бутылку водки и разухабисто танцевал танец «Морячка», а Альфред Афанасьевич перетанцевал со всеми гетерами из продаж и к концу был тих и удовлетворен. Сотрудники, видя радость начальства, тоже не отставали в радости и в результате вечеринка затянулась до поздней ночи, так что сотрудники на следующий день приходили весёлые и разных цветов: кто-то, не сильно упорствующий в употреблении спиртосодержащих жидкостей, был приятного бежевого цвета, а вот остальные — от красного до зеленоватого. Моё предсказание о похмельном кануне праздника подтвердил ещё и пришедший в двенадцать дня зелёный Дмитрий Алексеевич, тихо просочившийся в свой кабинет и потребовавший от Маши быстро сбегать за пивом в ближайший магазин. К его просьбе присоединилось еще несколько сотрудников и в результате за пивом выдвинулся целый мерседес s-класса с Кирой Успеховной за рулём. Опасаясь, что Новый Год сотрудники встретят на рабочих местах, и меня за собой утянут, я быстренько собрала вещички и, поздравив Машу с наступающим, дворами убежала домой.

Позже разведка донесла, что явился Альфред Афанасьевич, тоже зелёный, был злым, разогнал всех из офиса, и лёг там спать. И это нам ещё раз доказывает то, что он не умел дарить людям праздник.

С наступающим!

  • Vitalik Danilenko

    Спасибо тебе за такие прекрасные истории)))

  • Alex Digger

    Очень интересно!
    Вот не люблю, когда говорят «тайный Санта», ведь «Тайный Дед Мороз» куда как по-нашему!
    А до Новго года еще будут тексты?