Дурдом Ромашка и предновогодние хлопоты-2. Лебединые песни

Дурдом Ромашка и предновогодние хлопоты-2. Лебединые песни

Предкорпоративные хлопоты в ООО «Дурдом Ромашка» кипели синим ключом: Маша бегала по сотрудникам и молила их скинуться на новогодний стол, а также не забыть купить с собой чего выпить, потому что денег Дмитрий Алексеевич зажал на всё, включая не только алкоголь, но и на транспортировку сотрудников к месту праздненства — сказал «На автобус не заработали, добирайтесь как хотите». Конечно же, благодаря всему этому, настроение в коллективе царило по-настоящему праздничное — сотрудники бродили с места на место, как бараны в стойлах, вымученно радовались и светились ненавистью к жизни в целом, и к Дмитрию Алексеевичу в частности. Я тоже уже не могла скрывать своих светлых чувств к любимому директору, так как за недостаточное счастье персонала в предвкушении корпоратива он винил исключительно меня. Доводы о том, что коллектив привык лицезреть лица начальства в нерабочее время только за деньги этого самого начальства, а за свои они соберутся уютной кучкой в приятном месте в центре города и там отлично вечерок посидят, а не чёрт знает где и на двое суток, да ещё в присутствии Афанасьеча с Алексеевичам и четы Успеховичей, не работали. Директор парировал коронным «Я же директор, а ты закупаешь! Вот иди и продай сотрудникам идею счастья! Ведь у них будет уникальный шанс пообщаться с начальством без галстука, в неформальной атмосфере!».

Стоит ли говорить, что этот уникальный шанс в глазах сотрудников по ценности примерно равнялся уникальному шансу провести ночь в яме, наполненной особо ядовитыми змеями? Дмитрий Алексеевич втайне об этом догадывался и, так как ситуацию изменить не мог никак, выбрал себе виноватого (ну, то есть меня) и раз в день вызывал к себе в кабинет, где томно, как молодой олень по весне, мычал о важности командной работы и своей должности в трудовой книжке.

Потихоньку корпоратив приближался, сотрудники всё грустнели. В ускоренном темпе грустнели Алиса и Маша, которые положили половину отмерянных им душевных сил на то, чтобы стрясти с коллег деньги на корпоративный стол, и предвидели, что вторую половину они потратят, махая ножами в новогоднем коттедже, под завывания Розы Ицхаковны о том, что они не под тем углом нарезали колбасу. Девам хотелось продуктивно провести корпоратив, легко танцуя под модную музыку и потягивая шампанское из запотевших бокалов, а не демонстрируя свои юношеские кулинарные навыки.

Перед корпоративом ко мне в кабинет практически бесшумно впорхнула Алиса, неся в своих глазах всю грусть тяжелой доли секретаря на корпоративе: шинковать колбаску и овощи, раскладывать по тарталектам салаты, а в перерывах смеяться над шуточками Дмитрия Алексеевича и развлекать Альфреда Афанасьевича.

-Катя… — печально произнесла она. — Можно попросить тебя кое о чем?

-Ну давай.

-А может ты поедешь с нами на корпоратив перед всеми? Чуть-чуть поможешь делать нарезки?

Хоть подготовка массовых алковечеринок и не являлась моим сильным навыком, Машу с Алисой было искренне жаль. Ну порежу коллективу колбасы, а себе — пальцы, не убудет от меня сильно. Уверив Алису в моём обязательном присутствии на церемонии подготовки корпоративного стола, я отправилась сообщать об этом Дмитрию Алексеевичу.

Он пялился на ветку форума Онлайнера с фотографиями котиков и был крайне задумчив. Моё появление его не обрадовало, возможно потому, что я несла не котика, а вопрос, который надо решить.

-Дмитрий Алексеевич, я завтра поеду в коттедж пораньше, помогать Маше с Алисой стол готовить. Чтоб всё вовремя сделано было, ну и под контролем девочки будут.

-Нет. Не поедешь. Ты наказана, — сказал как отрезал Дмитрий Алексеевич, и снова уставился в экран.

-Эм, а за что, простите?

-За то, что коллектив не рад корпоративу! Ты не помогаешь мне делать мою работу, а ты должна помогать! Я же директор! — Дмитрий Алексеевич начал наливаться нехорошим бардовым цветом. Из такой бурной реакции я сделала вывод, что он недавно был у Альфреда Афанасьевича, который попенял дорогому другу на то, что сотрудники не бросаются к его ногам с благодарностями за великолепную идею оплатить корпоратив самостоятельно.

В результате в коттедж Маша с Алисой выдвинулись под бдительным присмотром Розы Ицхаковны, которая уже в машине начала им рассказывать о том, что они неправильно режут салаты и колбасу. Я же выдвинулась с третьей и последней партией сотрудников, оставив в офисе занятых Успеховичей и Афанасьевича с Алексеевичем. Эта команда мечты хором пела, что они очень заняты и вот-вот приедут.

По пути к коттеджу, я писала окончательный план проведения корпоратива:

15.00-15.30 — прибытие все сотрудников в «Гнездо лебедя»

15.30-19.00 — баня/визжащие сотрудницы под веником/прочие банные увеселения

19.00-19.30 — сбор сотрудников после бани/после наслаждения загородным воздухом

19.30-20.00 — начало застолья, тосты руководства

20.00-20.40 — награждения лучших сотрудников года

20.40-??? — беспробудная пьянка/дискотека/конкурсы

В месте проведения корпоратива, когда я туда прибыла, уже полным ходом завершалось приготовление пышного стола из закупленных в кулинарии ближайшего к ООО «Дурдом Ромашка» салатов, колбас, солений и предмета особой гордости Розы Ицхаковны — самолично ей испеченного пирога из макрели в томатном соусе. Пахло на первом этаже шикарного коттеджа соотвественно — печалью и разбитыми надеждами. Флёр последних подкреплялся еще и парами алкоголя из разбитой впопыхах бутылки. Ранее приехавшие сотрудники бродили по коттеджу со стаканами неутраченного спиртного, переговаривались и обматывали друг друга мишурой для создания более праздничного настроения у себя и у начальства, которое должно было приехать вот-вот. Ждали полтора часа, не дождались и пошли в баню самостоятельно. К слову, баня была шикарная — с двумя видами парилок, бассейном и фонтаном, всё для широкой души дорогого коллектива.

В результате, когда на часах была половина шестого, а банная часть сотрудников успела допариться до пара из ушей, к коттеджу торжественно подъехал черный лендкрузер с командой мечты внутри. Они неторопливо выгрузились из машины и, не мудрствуя лукаво, почти сразу же погрузились в баню, к оставшимся в живых подчиненным. Оставшиеся в живых, к слову, включали в себя сотрудницу года, которая в кровавой борьбе с Кирой Успеховной вырвала у неё этот титул, потому что к нему прилагалось две штуки зелени премии. Сотруднице года эти деньги были необходимы по ряду семейных уважительных обстоятельств, и ей очень хотелось, чтоб её наградили, а потом увезли домой — бушевать двое суток в алкогольном угаре она была не готова в силу хорошего воспитания и наличия более важных дел.

Зато у Маши с Алисой важные дела закончились, и они ускакали в баню демонстрировать свои новые красивые купальники. В бане их встретил совершенно голый и уже вполне пьяный Дмитрий Алексеевич, гидромассажирующий своё уставшее от непосильных трудов тело в бассейне. Это зрелище порядком усмирило пыл секретарей, и они уже было дёрнулись к входной двери, спасаться от директора-нудиста, но путь им преградил Альфред Афанасьевич, веником загнавший их в парилку визжать и веселиться. Сил у него, впрочем, надолго не хватило, и он отпустил дев с миром уже через пятнадцать минут.

На часах было ровно восемь вечера. Сотрудники допивали уже третий декалитр алкоголя, с печалью поглядывали на накрытый стол и ждали начальство из бани. Первым оттуда вывалился красный, как халат Деда Мороза, Альфред Афанасьевич, испугав коттеджных лебедей цветом кожного покрова и попыткой охладиться в сугробе. Он вплыл в коттедж с ощущением собственного величия и предвкушением скорого праздника. Морально он был к нему уже готов, ведь в бане они выпили с Дмитрием Алексеевичем целых три бутылки шампанского. Увидев уважаемого владельца, сотрудники встрепенулись, почувствовав скорое начало застолья. Для него не доставало только одного элемента — Дмитрия Алексеевича, потому что без директора в ООО «Дурдом Ромашка» не начиналась ни одна пьянка (в общем, за это его отдельно ненавидели). А директор сидел в бане и отказывался оттуда уходить — дескать, понравилось ему там. Сотрудница года, которой к десяти уже нужно было быть дома, начала волноваться, ведь без застолья и награждения не будет. Я разделяла душевные метания сотрудницы года, потому что, благодаря оригинальным механизмам мышления Дмитрия Алексеевича, если она уедет без награды, то виновата в этом была бы я.

Через полчаса стало понятно, что директора нужно срочно доставать из бани, потому что оголодавшие сотрудники начали демонстрировать склонность к каннибализму — они плотоядно заглядывались на пухлое тело Вольдемара Успеховича, складки жирка которого никак не скрывала его торжественная рубашка на два размера меньше необходимого. Сотрудница года волновалась уже очень. У меня начали трястись руки. На выдворение директора из бани снарядили двух мощных парней со склада, которые вернулись с пустыми руками и словами «Ему там очень нравится, не выносить же его… кхе-кхе… голым». Прошло ещё полчаса. Чувствую спиной выросшее до максимума беспокойство сотрудницы года, я решилась на крайние меры — отправить за директором самого страшного для него человека, Альфреда Афанасьевича. Тот в момент принятия мной этого решения пил из горла Абрау Дюрсо под одобрительный клёкот гетер из продажниц и Розы Ицхаковны, видимо на спор.

-Альфред Афанасьевич! — я решительно прервала распитие и клёкот. — Есть срочный разговор.

Видимо, моя кажущаяся трезвость на фоне общей расслабленности, сделала своё дело, Альфред Афанасьевич бутылку поставил и послушно, как барашек, отошел за мной в дальний угол комнаты.

-Что случилось, Катенька? — нежно пророкотал он и полез обниматься.

-Выведите вашу подопечную обезьяну из бани, пусть наградит Сотрудницу года и валит туда обратно, — сказала я. По мутному блуждающему взгляду владельца стало понятно, что он не понял, о чем вообще речь, пришлось переформулировать, — приведите Дмитрия Алексеевича из бани, он там сидит уже четвертый час, а без него нельзя начинать застолье и награждение!

-Ой, ну Катя, ну это такие мелочи, давай лучше потанцуем, — сообщил Альфред Афанасьевич, подхватил меня под белы рученьки, и начал изображать что-то, похожее на вальс. Разозленная таким развитием событий, я вырвалась, схватила сигареты и пошла успокаиваться на крыльцо, Альфред Афанасьевич, жалобно болбоча что-то о вреде курения, устремился за мной. Что он мне хотел сказать, было не очень понятно, да и понятнее не стало, когда на крыльце, вместо пылких речей о командной работе и взаимоподдержке, он начал пылко шептать о них же, прижимая меня к стене дома. Видимо, очень хотел, чтобы я прониклась командным духом и волшебным образом остановила время, не дав Сотруднице года уехать в её заранее согласованные девять часов пятнадцать минут, и остановив стрелки минутой раньше. Так как при всём желании сделать я этого не могла никак, я ловко вывернулась из начальственного захвата и отправилась в баню сама: голым, одетым, живым или мёртвым доставать оттуда Дмитрия Алексеевича и тащить его награждать Сотрудницу года. Когда я маленьким, но злым ураганом ворвалась в парный окоп директора, тот был уже одет, и медитативно пил виски из пластикового стаканчика, пялясь в невключенный телевизор.

-Дмитрий Алексеевич, пора награждать Сотрудницу года, пойдёмте, пожалуйста, — как можно мягче сказала я.

Директор отвлекся от телевизора, посмотрел на меня стеклянными глазами, пару раз хлопнул ресницами и протянул:

-Каааатя? А что ты тут деееелаешь? Ты же накаааазана!

*дал же Бог идиота-директора*

-Я тут не веселюсь, а слежу за общей радостью и счастьем, чтобы оно стало ещё более полным ПОЙДЁМТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, НАГРАЖДАТЬ СОТРУДНИЦУ ГОДА! — естественно, в последней фразе я сорвалась на сиплый крик от переизбытка чувств к Дмитрию Алексеевичу.

-А мне тут нравится, сами наградите.

-Вы же ДИРЕКТОР, поэтому мы без вас НИКАК!

-Аааа… ну даааа, — понурился Дмитрий Алексеевич и начал натягивать ботинки. — Ты иди, я подойду.

-Нет уж, я вас дождусь, спасибо, — отрезала я.

И вот так я отконвоировала директора из бани в коттедж, нежно придерживая его за плечико, чтоб он не сбежал и не свалился в сугроб, а просто благополучно наградил Сотрудницу года и потом делал, что ему вздумается. К моему несчастью, в тот момент, когда нога Дмитрия Алексеевича ступила на ковролин коттеджа, задние фары машины, везущей Сотрудницу года обратно домой, печально моргнули из-за ворот. Но никто, кроме меня, этого, похоже, не заметил, потому что все кинулись жрать — ведь появилось лицо, без которого в ООО «Дурдом Ромашка», застолье не начинали. Радостно поедающие салаты и дубовый шашлык сотрудники прослушали проникновенный тост от Альфреда Афанасьевича о великих свершениях в наступающем году, зато бодро включились в игру с раздачей фантов из мешка — за правильны ответ на вопрос вида «Какого цвета сейчас небо?» опрашиваемый сотрудник получал подарок из волшебного мешка. Так завхоз Геннадий Игоревич стал феей с розовыми крылышками, а Кира Успеховна щеголяла маской мышки.

Я же, опрокинув ещё пару бокалов вина, тихо выскользнула из коттеджа и прыгнула в машину весёлого техдира Анны Адамовны — она, отбыв и отвеселившись положенное время, ехала домой и понимающе взяла меня на хвост. Добравшись через сорок минут до своей квартиры, я почесала за ухом собаку породы ротвейлер Дементия, кинула попугайчику Саше витаминную палочку и откупорила бутылку джина. Вечер заканчивался как надо.

На следующее утро мне доложили, что корпоратив закончился практически без происшествий, только Дмитрий Алексеевич решил поплавать с лебедями и его долго вылавливали из озера, Альфред Афанасьевич чуть не подрался с качком Денисом по никому не понятными причинам, а Роза Ицхаковна, перебрав красного вина, долго и медленно раздевалась, танцуя на столе, в процессе чего заснула и немного упала, но особых травм не получила.

  • Alex Digger

    «Бордового».
    Интересненько!