Дурдом Ромашка и видеоролик. Часть 2: Приматы и технологии

-ТО ЕСТЬ В СМЫСЛЕ НА ТЕЛЕФОН СНИМАТЬ!!!?! — бушевала Верон. — ПУСТЬ САМ ПО ГОЛОВЕ ПРОМО-РОЛИК СЕБЕ ПОСНИМАЕТ НА ТЕЛЕФОН!

Я вполне разделяла её возмущение по ряду причин: во-первых, я истрепала нервы потенциальным исполнителям, и теперь очень стыдно было бы звонить им и сообщать, что начальство решило отказаться от стильного хромированного ролика в пользу съемок на телефон. Во-вторых, если снимать самим, то можно ж сделать хорошо, что приведет к вечной обязанности снимать последующие ролики, а если сделать плохо, то лишат премии с клеймом «некреативный нечлен команды». В-третьих, это ж сколько головной боли: самим написать сценарий, самим сделать раскадровки и потом самим снимать и монтировать, а я монтировать могу только скворечник на даче, на большее прямоты рук не хватает. И ещё звук… Альфред Афанасьевич никогда не бывал в печатном цеху и не представляет себе, что там творится: вой и грохот машин просто не дадут записать распеваемые клиентами оды ему и его «Дурдому Ромашке». Короче, одно сплошное расстройство, а не видеоролик.

-Что делать будем? — отбушевав, спросила Верон.

-Ничего. Мы просто ничего не будем делать.

-В смысле?

-В прямом. Он через неделю про этот видеоролик забудет, ну и мы «забудем». Глядишь, через месяц увлечется какой-нибудь капоэйрой, и будем мы ему танцевальные штаны закупать.

Однако штаны закупать не пришлось, потому что Альфреда Афанасьевича идея с роликом захватила по самые капоэйры: он ходил к нам в кабинет каждый день с вопросом «Ну когда будет готово видео?». Видео было всё ещё на стадии разработки творческой идеи уже вторую неделю, я всё ещё лелеяла надежду, что его что-нибудь отвлечет. Отчасти это ещё было связано с маленькой местью за отвергнутых подрядчиков по съемкам, конечно же.

Но вечно отбрехиваться творческим кризисом, к сожалению, нельзя, и поэтому пришло время писать сценарий. Верон нашла в этом отличный повод для очередных отсрочек, выбрав в сценаристы по матчасти самого занятого инженера из всех имеющихся, качок Денис: в офисе его практически не бывало, для начальства он был в силу уникальности ряда навыков неприкасаем, и при этом питал к Верон нежные братские чувства. За бутылку виски он согласился лично ходить к Альфреду Афанасьевичу раз в неделю и говорить, что у него опять не было времени написать сценарий — это избавляло нас от лицезрения его барской рожи.

Но и Дениса надолго не хватило, потому что утомленный отсутствием у него времени, Альфред Афанасьевич предложил ему выбор: либо готовый сценарий через три дня, либо командировка в Мурманск тоже через три дня. Теплолюбивый Денис сдался, написал про процесс печати на Мимаки все, что знает, и принёс нам с Верон вместе с ополовиненной бутылкой виски. Выпили все вместе, конечно же, и, на волне подъема творческого мышления, даже обозначили основные вехи сценария:

1 Камера крупным планом показывает печатную машину

2 Камера переключается на крупный план красного лица Сергея Геннадьевича, главного инженера печатного цеха, в которой стоит машина. Сергей Геннадьевич улыбается от души, лучась благодарностью к профессиональному коллективу ООО «Дурдом Ромашка» за поставленный станок.

3 Счастливый Сергей Геннадьевич начинает что-то говорить, что — совершенно не важно, потому что производимый им звук будет перекрыт воем цеха

4 Снова печатная машина, из которой важно выползает лист широкоформатной рекламы девиц в купальниках (на этой детали особенно настаивал Денис)

5 Счастливый Дмитрий Алексеевич пожимает руку счастливому Сергею Геннадьевичу, что-то мыча с вдохновленным видом

6 Важный Денис рассказывает всё, что он он написал о технических характеристиках печатной машины

7 Заключительный кадр: все участвующие в этой постановке детсадовского ансамбля песни и пляски выстраиваются в рядок около печатной машины, сияюще улыбаются и хором что-то говорят

8 Надпись «ООО Дурдом Ромашка решает ваши проблемы!» на весь экран

Перечитав написанное дважды, мы, удовлетворенные, разошлись по домам. Проводить съемки было решено до конца недели, потому что потом ещё ж озвучка.

Сергей Геннадьевич согласился предоставить доступ в цех практически сразу же, как человеку практичному и приземленному, ему очень хотелось закончить оперу со съемками на его территории как можно быстрее, работать же надо. Осталось затащить в этот цех Дмитрия Алексеевича. Я бы обошлась без него, но Альфред Афанасьевич твёрдо приказал показать в ролике директора, ведь «он же лицо фирмы», а кто я такая, чтобы отговаривать владельца от неизбежного позора его компании. Чтобы организовать присутствие Дмитрия Алексеевича в цеху в требуемое время, к нему была приставлена Алиса, которой было велено серебристо смеяться над всеми шутками директора, а в необходимое время, продолжая смеяться, погрузить его в машину, довезти до предприятия и довести до цеха, где он уже должен был попасть в менее нежные руки Верон. Когда ошалевший от столько внезапного и прицельного внимания нимфы ресепшна директор попал в руки к Верон, Алиса расслабленно выдохнула. За это утро она услышала весь репертуар шуток из программы «Аншлаг» и сильно страдала по этому поводу. Вечером дома она впервые за многие месяцы напилась, чтобы заглушить гнусавый голос директора, рассказывающего очередную пошлую шутку, и мерзко хихикающего над ней же.

Дмитрий Алексеевич же, попав в экзотическую для себя обстановку цеха, вырвался от Верон и отправился на исследование незнакомой территории. Верон решила, что за пять минут без присмотра он не убьется, и пошла наблюдать процесс съемки сцены с Сергеем Геннадьевичем. Он, вдохновенно размахивая руками, цитировал песню группы «Любэ» «Комбат, батяня-батяня, Комбат». Получалось живенько и с чувством. От рёва печатных машин тряслись внутренности и подрагивали волосы, что придавало съемкам отдельный колорит.

-А ГДЕ ДИРЕКТОР?! — проорала я Верон, когда Сергей Геннадьевич проревел последние строки любимой песни.

-Я НЕ ЗНАЮ! ОН УБЕЖАЛ!

Тут я живо представила Дмитрия Алексеевича, попавшего между валами бумагопрокатной машины. Сначала на душе потеплело от чувства избавления, но потом резко похолодело — за недосмотренного директора Альфред Афанасьевич с меня шкуру сдерёт, и это не фигурально выражаясь. Но судьба была благосклонна ко мне: возле Сергея Геннадьевича возник большой мужчина в комбинезоне. Он держал за шиворот нашего потерянного директора. Директор выглядел виноватым и напуганным. Со словами «ЗАБИРАЙТЕ СВОЮ ОБЕЗЬЯНУ» Дмитрий Алексеевич был передан мне. Оказалось, он пытался руками достать из-под пресса брошюру с котятами, но был своевременно спасен большим мужчиной и доставлен к месту назначения.

Перекрестясь, отсняли сцены с трясением руки любимому партнеру и заключительный кадр с построением. Денис и Сергей Геннадьевич хором кричали «Служу советскому союзу», Дмитрий Алексеевич весело смеялся и всё ещё тряс чью-то несуществующую руку.

Смонтировать ролик не составило большого труда, а вот переозвучка заняла неделю: пришлось полностью вырезать всю звуковую дорожку и писать заново. Так как трогать уважаемого Сергея Геннадьевича было уже где-то стыдно, то его голосом в этом видео стал подходящий по типажу завхоз Геннадий Игоревич, а Дмитрия Алексеевича сначала думали заменить на орущего кота, но потом смилостивились и вырвали из него две фразы про командную работу и про то, что он директор.

По итогу получилось неплохо, даже Верон была довольна, а Денис выложил фрагмент с собой в инстаграме и собирал восхищенные комментарии интернет-поклонниц. И Альфреду Афанасьевичу ролик понравился, но он строго-настрого наказал никому его не показывать. А потом, по слухам, томным пятничным вечером, сидя с Дмитрием Алексеевичем за бокалом вина, долго ему говорил, чтобы тот пошел на курсы ораторского мастерства — дескать, мычание в имиджевом ролике не способствует повышению доверия к компании.

Больше ролики в ООО «Дурдом Ромашка» не снимали.

  • Alex Digger

    И шо, ролик так и не собрал миллионов просмотров потенциальных клиентов?