Дурдом Ромашка и CRM. Часть пятая: Рагнарёк

Роза Ицхаковна была человеком со всех сторон выдающимся, начиная от форм телесных и заканчивая особенностями ментальными: она сочетала в себе бытовую крестьянскую подлость (проще подсыпать корове соседа битого стекла в сено, чем смотреть как он её доит каждый день) и высокие помысли о лучшем будущем для всего живого (культивировала у себя на даче новый сорт морозоустойчивого картофеля). Но основной её особенностью, за которую её ценили как профессионала и избегали как человека, была невероятная, гипертрофированная, на грани психоза, въедливость. Эта черта позволяла кэшфлоу ООО «Дурдом Ромашка» всегда течь в нужных берегах: ни один платёжик, откатик или взяточка не проходили мимо зорких глаз Розы Ицхаковны, отчеты по командировкам и приложенные к ним чеки читались и перечитывались, и никогда не было такого, чтобы командируемому удавалось утаить даже полкопейки от внимательного главбуха. Таким же образом, как к цифрам, она подходила и к людям: любой препарировался, раскладывался на простые числа, осуждался за недостатки в лицо и за глаза, и удостаивался клейма «тупого идиота». По роду деятельности она занималась ещё и согласованием договоров ООО «Дурдом Ромашка» всех видов, и не дай Бог, она находила что-то не то в рассматриваемом документе: весь коллектив после этого проишествия слушал по крайней мере полдня дикие крики, наполненные тоской недоенной коровы «Вы все тупые!», «Конченые идиоты!», «Да как вас вообще земля носит!» и так далее, и тому подобное… стоит ли говорить, что коллектив Розу Ицхаковну недолюбливал.

Недолюбливали её, находящуюся в сладком бальзаковском возрасте, и встречающиеся на её жизненном пути мужчины и мужчинки: кому понравится, что после короткой переписки на сайте Мамба (а Роза Ицхаковна была там ветераном) тебе уже предъявляют претензии в недостаточно чистых носках и трёх пылинках на тумбочке. Факт нелюбви мужчин печалил уважаемого главного бухгалтера очень, и свою печаль она изливала на своих коллег, которые, в отличии от мужчин, не могли её послать на небо за звёздочкой и гордо удалиться. Приходилось терпеть и молча ненавидеть. Роза Ицхаковна это чувствовала, и отвечала коллегам той же чистой и незамутненной ненавистью.

Как вы помните из прошлого выпуска, Роза Ицхаковна затаила на меня глубочайшую обиду из-за категорического отказа принимать на себя её часть усилий по работе над CRM. И, чтобы не откладывать месть в долгий ящик, она начала делать то, что получалось у неё лучше всего: копаться в цифрах. Двухчасовое корпение над документацией по проекту вскоре принесло свои плоды: она обнаружила, что на первоначальный платеж подрядчикам брали кредитик, не очень большой, но всё же. И, чтоб кредитик взять под сниженные проценты, они сделали его целевым, на CRM, и в договоре обозначили срок, когда банку нужно было показать работающую систему — через три дня после дня нашей ссоры. Проблема была в том, что ни я, ни разработчики о том, что в кредитном договоре был какой-то там срок, не ведали ни сном, ни духом, и по-прежнему ориентировались на указанные в плане проекта даты сдачи — через две недели. Но Роза Ицхаковна обнаружила косяк и с лошадиным топотом (всё-таки 90 кило живой крестьянской плоти) понеслась докладывать Дмитрию Алексеевичу. В её голове роились привлекательные картины будущего: вот Дмитрий Алексеевич с теплом её обнимает, хвалит за защиту интересов компании и премирует на 50 процентов от оклада, а вот увольняет с позором меня.

-Дмитрий Алексеевич! — она ввалилась в кабинет директора с мокрыми глазами, прижимая объемную руку к не менее объемной груди. — Дмитрий Алексеевич, беда!..

Промолвив это, она упала на многострадальный диван, трагически раскинув ноги и полуприкрыв глаза — ни дать ни взять, воплощенное страдание.

-Роза Ицхаковна! — заметался туда-сюда Дмитрий Алексеевич, услышавший слово «беда» и уже нарисовавший себе несколько вариантов произошедшего: от зомби-апокалипсиса до подавившегося лососёвой косточкой Альфреда Афанасьевича. — Что случилось? Что?

-Беда, Дмитрий Алексеевич… — не меняя позы просипела Роза Ицхаковна. — Всё пропало… наша репутация…. наши кредитные ресурсы…

-Да что же случилось?! — возвопил Дмитрий Алексеевич.

-Мы…мы просрочим сдачу CRM… — замогильный голос главбухши звучал как будто она только что вернулась из ада. Дмитрий Алексеевич испугался ещё больше и снова забегал туда-сюда. Он пока еще не очень понимал, что произошло, но был склонен всецело доверять своей дорогой «маме». — Банк ожидает отчет через три дня, а у нас ничего не готово, ничего не сдано, акты не подписаны… придется возмещать проценты по кредиту… а репутация…. репутация….

Тут Роза Ицхаковна решила, что хватит пугать директора, а то он заикаться начнет, и принялась его инструктировать:

-Это всё Катя виновата, надо её наказать, а потом разработчиков наказать, а потом в банк позвонить и письмо написать, всё им объяснить.

-Да… — в мозгах у Дмитрия Алексеевича моментально вырисовался план действий, ведь виноватых ему уже озвучили, а дальше всё было понятно. Он трясущейся рукой взял свой новенький айфон и набрал мой номер. Потом еще набрал и снова набрал. Безрезультатно. Он и не подозревал, что, после одного случая с его поздним и совершенно неуместным звонком, его телефон был в моём черном списке. А рабочий день-то уже полчаса как закончился. Пришлось дожидаться утра…

На следующий день он прискакал на работу с первыми петухами, то есть пришедшая на работу к восьми Алиса обнаружила директора у закрытой двери в офис, где он мёрз внешне, но внутренне согревался горящей ненавистью к предателям репутации компании (то есть ко мне). Увидев плавно плывущую Алису, он задёргался и принялся мычать. Алиса вежливо и нежно улыбнулась Дмитрию Алексеевичу и открыла ему дверь. Пока она открывала вторую, он немного отогрелся и мычание стало более членораздельным: «Алиса, где Катя, почему Кати в рабочее время нет на работе, я вас всех уволю, я же директор, а вы мне не помогаете». Она пожала плечами, так как считала любую коммуникацию с директором бесполезной. Алиса была очень умной девушкой и, направив Дмитрия Алексеевича в его кабинет и пообещав ему кофе, немедленно написала мне сообщение, что директор зол и очень хочет меня видеть. «Да твою ж мать», подумала я, получив его, и заварила ещё одну чашку кофе. На работе появляться вовремя совершенно расхотелось. Второе сообщение пришло через час от Верон, в нём говорилось, что Дмитрий Алексеевич пришел в наш кабинет, сел на стульчик и мешает ей работать своим видом, а на вопросы что он тут забыл, отвечает, что ждёт Катю. Заканчивала она его в своём духе «Неси свой зад сюда, а то я сяду за убийство человека камнем с Этны!». Пришлось подчиниться.

Дмитрий Алексеевич меня ждал. Как только я вошла в кабинет, он вскочил, и начал бегать туда-сюда, возмущенно мыча и размахивая руками. Пока он бегал, я успела раздеться, разложить ноутбук и принять позу, отвечающую ситуации: роденовский мыслитель с печатью вечной печали на челе.

-Катя, ты должна немедленно пройти ко мне в кабинет! И возьми всю документацию по цэрээм! — наконец выдавил он и выбежал из кабинета, всё так же размахивая руками.

-Чего он это? — осведомилась Верон.

-А я откуда знаю, может, ему приснилось, что в сервер трицератопсы яйца отложили, — пожала я плечами и вышла.

В кабинете директора уже сидела Роза Ицхаковна, лучащаяся ядом и ненавистью. Дмитрий Алексеевич же, прерываясь на мычание, коротко изложил мне суть своих претензий: проект завалила, перед банком виноваты, ничего не готово, репутация подорвана, проект завалила, депремирую, уволю, тупая, врешь директору, утаила огромную неисправимую просрочку по проекту, депремирую, что бы мы делали без Розы Ицхаковны. Последняя удовлетворённо кивала и улыбалась.

-Дайте договор с банком почитать, я ж его не видела ни разу, — выслушав претензии, сказала я.

-Нет, Катя! Никакой документации ты больше не получишь! Тебе нельзя доверять! Ты завалила проект! — важно промолвил Дмитрий Алексеевич. — Зови на встречу цээрэмистов, будем решать как за три дня все твои косяки исправить!

Подрядчики такой просьбе и срочности удивились, ведь всё же шло хорошо. Градус удивления ещё вырос, когда они узнали о неком договоре с банком. Но максимума он достиг, когда я изложила претензии вида «завалили проект» и «сорвали сроки». Пришлось ехать расширенным составом: директор Алексей, бизнес-аналитик Вадим, ведущий программист Миша и непонятный, но очень большой человек, возможно предназначенный для нейтрализации противника в случае перехода конфликта с заказчиком из вербальной в физическую плоскость. Большой человек назвался Геной.

Сели за стол переговоров. Дмитрий Алексеевич молчал и перебирал бумажки. Роза Ицхаковна лучилась ненавистью. Я морально готовилась извиняться перед подрядчиками и, может быть даже, доставать из загашника кубинский ром, чтоб гасить их возмущение тем, что вот-вот должно было произойти. Все мои худшие опасения сбылись.

-МЫ ВАМ ДОВЕРИЛИСЬ А ВЫ ЗАВАЛИЛИ НАМ ПРОЕКТ! НАМ ТЕПЕРЬ ПРИДЕТСЯ ОПРАВДЫВАТЬСЯ ПЕРЕД БАНКОМ ИЗ-ЗА ВАШИХ КОСЯКОВ! ЧТО ВЫ ЗА КОМПАНИЯ ТАКАЯ КОТОРАЯ НЕ МОЖЕТ СОБЛЮДАТЬ СРОКИ! — с места в карьер начал визжать Дмитрий Алексеевич. — МЫ ВАМ ЗАПЛАТИЛИ ДЕНЬГИ А ТЕПЕРЬ У НАС ТОЛЬКО СОВЕРШЕННО НЕГОТОВАЯ СИСТЕМА! НЕ СДЕЛАНО НИЧЕГО! НАМ НЕЧЕГО ПОКАЗЫВАТЬ БАНКУ! ВЫ НАМ ВРАЛИ!

-Ээээээ, — примиряюще поднял руки ладонями вперед директор Алексей — мы в первый раз слышим об этих претензиях, более того, мы идем даже с двухдневным опережением плана, всё будет сдано в срок.

-НИЧЕГО НЕ БУДЕТ СДАНО В СРОК! ВЫ ВО ВСЁМ ВИНОВАТЫ! МЫ БРАЛИ КРЕДИТ А ВЫ НИЧЕГО НЕ СДЕЛАЛИ! —  продолжал свою обвинительную речь Дмитрий Алексеевич. Так как он сидел справа от меня, соответствующее ухо начало немного закладывать.

-Давайте сначала разберемся, а потом будет кидаться обвинениями. Покажите ваш договор с банком, ежели таковой существует. Катерина, вы его видели?

-НИЧЕГО ОНА НЕ ВИДЕЛА! ОНА ЗАВАЛИЛА ПРОЕКТ! ОНА ВО ВСЁМ ВИНОВАТА!

-Хорошо, а мы можем посмотреть?

Наконец заветный договор был передан подрядчиком Розой Ицхаковной. При этом она имела такой вид, как будто натурально отрывает его от сердца. Воцарилась молчание, лишь Алексей шуршал листами. Через пять минут он закончил чтение и удовлетворенно улыбнулся.

-В вашем договоре с банком указано, что отчетной точкой является развернутая на серверах система. Она у вас развернута и функционирует, даже настроена уже. Осталось провести обучение сотрудников. Если вам необходимо документальное подтверждение наличия системы у вас на серверах, мы сегодня вышлем вам акт выполненных работ по этому этапу, вы его подпишите и предоставите банку. Для дополнительных гарантий мы сможем выслать им гарантийное письмо.

-МЫ НИЧЕГО ПОДПИСЫВАТЬ НЕ БУДЕМ, У ВАС НИЧЕГО НЕ ГОТОВО, Я НИЧЕГО НЕ ВИДЕЛ! СИСТЕМА НЕ РАБОТАЕТ!

-Вы ничего не видели, потому что ваше обучение запланировано на следующей неделе. Вот отучитесь и посмотрите.

-КАК ВЫ СМЕЕТЕ ПРОЯВЛЯТЬ ТАКОЕ НЕУВАЖЕНИЕ! Я ЖЕ ДИРЕКТОР! Я СКАЗАЛ ЧТО НИЧЕГО НЕ РАБОТАЕТ ЗНАЧИТ НИЧЕГО НЕ РАБОТАЕТ! ВСЁ! С ЭТОГО МОМЕНТА ВЫ РАБОТАЕТЕ ТОЛЬКО С РОЗОЙ ИЦХАКОВНОЙ! КАК ОНА РЕШИТ ТАК И БУДЕТ! —  доверещав свою арию, Дмитрий Алексеевич вскочил со стула и унесся из переговорной со скоростью маленькой ракеты.

Подрядчики вздохнули п переглянулись. Потом все вместе посмотрели на меня. Я едва заметно пожала плечами.

-Вот мы сейчас напишем протокольчик, а потом актик, а потом ещё сверочку сделаем, — запела Роза Ицхаковна. — Я вот прямо сейчас протокольчик набросаю и вам по электроночке сброшу. А потом встретимся, всё проверим.

-Так это что, всё? — окончательно потерялся Вадим.

-Ну конечно! — всплеснула руками главбухша и незамедлительно испарилась.

-Рома, господа? — спросила я. Подрядчики не стали отказываться.

Уже на исходе бутылки, Вадим, порядком расслабившись, спросил:

-Катерина, а ты давно тут работаешь?

-Ну да, порядком…

-И часто такое у вас бывает?

-Это ещё не самое страшное.

-Так а я не понял, в чём проблема-то. Всё ж к сроку сделано.

-Да нет никакой проблемы. У меня, по крайней мере. А вам да, еще придется помучаться…

Я улетела в отпуск, оставив все проблемы с CRM за бортом самолёта. Все две недели до меня долетали слухи о бурной деятельности Розы Ицхаковны в качестве менеджера проекта, смешанные со страданиями разработчиков и приправленные очередной пятидесятипроцентной недостачей в зарплате.

Вернувшись, на все вопросы о CRM я с чистой душой отвечала «Ну я же завалила проект, чего вы ко мне лезете» и погружалась в переписки с надежными и психически устойчивыми поставщиками. Но, издалека наблюдая над всё ещё продолжающейся работой над проектом, я изредка посмеивалась над тем, что проект, который можно было бы закончить за три месяца, идет уже второй год, и никак не собирается завершаться.

На этом моя сказка про ООО «Дурдом Ромашка» и CRM завершена. Но, если вы думаете, что её продолжения не будет, вы жестоко ошибаетесь :)

  • Vitalik Danilenko

    супер!!!
    эхх, жаль не удалось поработать с Катенькой((((

  • Alex Digger

    А другие сказки будут-то? Не про CRM, а просто про дурдом?