Дурдом Ромашка и CRM. Часть первая: истоки

Что лежит в основе всех великих свершений, помимо тяжкого труда, крови, пота, слёз, настойчивости и выбора верных стратегий? Правильно, идея. И именно идеями фонтанировал Альфред Афанасьевич, считая, что всё остальное вышеперечисленное ему не нужно для быстрого и уверенного потока денежек, текущих в его карманчик. Если одна идея не срабатывала, то он моментально рожал следующую, и тащил за ней всё ООО «Дурдом Ромашка», причем иногда радикально меняя направление: например, как-то ему пришла идея, что для увеличения валовой прибыли необходимо, чтоб настроение продажникам и креативность пиарщикам добавляли волнистые попугайчики. Тогдашняя я, которую звали Марьяна (как-то раз она ушла из ООО «Дурдом Ромашка» прямиком в психушку с диагнозом «биполярное расстройство личности», и обратно уже не вернулась) закупила партию попугайчиков и необходимых девайсов к ним, и расставила по местам обитания денежных маховиков компании. Попугайчики орали и срали, валовую прибыль не увеличивали, зато увеличивали расстройство уборщицы Алевтины, которая бегала тайком жаловаться Дмитрию Алексеевичу на то, что ей нужно убирать не только за свиньями-продажниками, но и свиньями-попугайчиками. Дмитрий Алексеевич сочувственно мычал, и изредка капал своему дорогому другу Альфреду Афанасьевичу на мозги ноем о том, что Алевтина грустит. Альфред Афанасьевич проникся, и изготовил в недрах своей головы другую идею, которая не огорчит уборщицу, но позволит валовой прибыли взлететь до небесных небес: он решил отправить весь персонал, включая курьеров и складских, учиться рисованию. Он считал, что это сплотит коллектив и повысит креативность. Сплочение коллектива вылилось в проткнутую кисточкой ладонь Розы Ицхаковны и парой сломанных рёбер одного сотрудника (дрался за искусство). В то же время, сам он отправился на обучение эффективному планированию, и оно породило еще ряд прекрасных, как кадавры Босха, идеек. Главная заключалась в том, что сотрудники должны планировать и, когда они будут делать это эффективно и с помощью высоких технологий, то денежки->карман владельца.

На тот момент компании шел десятый год и да, самым высокотехнологичным средством планирования у всех, включая высший менеджмент, был ежедневник. В ежедневниках они писали планы продаж и обзвонов клиентов, телефоны и адреса сотрудников заказчиков и всё такое прочее. Электронную почту использовали на мейлру, а дистанционную постановку задач командированным выполняли посредствам городского телефона и вербальных пенделей. Альфред Афанасьевич решил эту систему поломать и всё отстроить заново: Марьяне была поставлена задача сделать так, чтобы сотрудники планировали на компьютере. Как, на чём, и всё такое прочее — это «Марьяна, ну что ты мне мозг делаешь, разберись!». Долго ли, коротко ли, на всех компьютеров сотрудников появился ломанный-переломанный Аутлук. Потом дружественные Дмитрию Алексеевичу айтишники полгода разбирались как создать пользователям учётки и попривязывать их к Аутлуку, по итогу разобрались, но еще пришлось подождать, пока пройдут длительные совещания, на которых выяснялось, какие имена присваивать пользователям: например, Альфред Афанасьевич очень хотел юзернейм bigboy1975, а Роза Ицхаковна — привычный еще с Мамбы hottey_royz. Айтишники страдающе объясняли, что юзернейм будет виден не только самому пользователю, но и адресату письма, например — на это ушло еще полгода. По итогу через год Альфред Афанасьевич, пыша энтузиазмом, провёл первое корпоративное обучение работе с Аутлуком. Сотрудники сидели три часа в душной переговорке и внимали прелестям планирование с помощью программы. С тех пор её так и называли — Программа, обязательно со священным ужасом в глазах и придыханием. Как можно понять, с того обучения они, кроме придыхания и ужаса, ничего не вынесли, и продолжили планировать в ежедневниках — это было проще,, привычнее, и, самое главное, практически неконтролируемо. Их очень пугала перспектива того, что их встречи и звонки (а Альфред Афанасьевич требовал вносить в аутлук всё это) можно будет отследить, и сваливать на рынок вместо визита к заказчику станет невозможно. Ну, либо придется искать заказчиков на рынке, а там целевой аудитории ООО «Дурдом Ромашка» немного, и придется попотеть, а сотрудники потеть категорически не хотели.

В общем, еще два месяца «Дурдом Ромашка» жила по-старому, в аутлук никто не заглядывал, Альфред Афанасьевич, будучи уверенным в том, что им все пользуются, сам себе тихенько там планировал и никого не трогал. Мыльный пузырь благополучия для сотрудников лопнул, когда Альфред Афанасьевич решил назначить встречу в календаре всем сотрудникам компании — хотел произнести очередную мотивирующую речь, заряжающую успешностью и волей к победе. Сначала ему показалось странным, что сотрудники не принимают приглашение — за день не пришло ни одного письма. Ну а потом никто не пришел и на саму встречу. Альфред Афанасьевич сидел в парадной переговорке один, как додик, долгие двадцать минут. Потом решил сходить к другу Дмитрию Алексеевичу.

-Дима! — звучно и торжественно произнес он, заходя в кабинет. Друг аж подпрыгнул и даже немного подавился чашкой успокоительного чая из сбора, который вот этими вот руками готовила любимая тёща.

-Альфред! — собравшись, разулыбался он, светясь обожанием, как юный щенок при виде хозяина. — Чем обязан?

-А что ты сейчас делаешь, Дима? — осведомился Альфред.

Дмитрий Алексеевич спешно свернул окно с котиками и явил взору начальства-и-друга-в-одном-лице девственно чистый календарь аутлука:

-Вот… планирую на следующую неделю. Знаешь, я же директор, я должен подавать пример, руководить, создавать команду…

-А на эту неделю у тебя ничего не спланировано? — прервал эти сладкие речи Альфред.

-Н…нет. Нет. Уже все планы исполнены!

-Я тебе высылал приглашение на встречу. А ты на неё не пришел. Хороший же пример для сотрудников, Дима.

Дмитрий Алексеевич побледнел и мелко, как замерзшая под дождем крыска, затрясся. Неисполнение распоряжения любимого друга вело к длительным задушевным беседам, бессонным ночам, посвященным раздумьям о том, что он недостоин быть собратом такого великого человека, как Альфред, и лишению премии, что крайне раздражало жену Дмитрия Алексеевича и она начинала есть ему мозг мелкими кусочками, как коала ест бамбук.

-Альфред, я… я ничего не получал! Это всё айтишники! Они выключили мне почту! Я их уволю!

Альфред Афанасьевич улыбнулся, как наевшийся сметаны кот, и почти нежно сказал:

-Покажи почту, Дима.

Трясущимися руками директор начал тыкать на все кнопки в аутлуке: открывались контакты, календарь, настройки, но никак не почта. Наконец она показалась. И там явственно и нагло светилось непрочитанное приглашение на встречу.

Альфред Афанасьевич вышел, весь покрытый красными пятнами. Как же так? Даже любимый друг не использует гениальные идеи Альфреда, а что же тогда остальные? Как они могут так предавать? Неужели они не хотят увеличить валовую прибыль?

Погрузившись в эти мрачные думы, Альфред Афанасьевич прибыл домой и открыл бутылку виски. На её дне спустя три часа он обнаружил очевидный ответ: надо штрафовать. Чем больше будет штраф — тем лучше. Сначала будем штрафовать только за невнесенные встречи, а потом начнем за невнесенные контакты. Выгонять ещё с работы за пять непрочитанных сообщений можно. Вот оно! Гениально! И самое главное — все эти новости отправим по аутлуку, и в нём же назначим встречу, где это объявим лично!

Встрепенувшись от собственной невероятной догадливости, Альфред Афанасьевич настучал письмо и отправил приглашения на встречу.

На неё никто не пришёл… и жертвой изгнания за непрочтение сообщений пала дизайнер Василиса. Алфьред Афанасьевич выгонял её долго, прилюдно и только что поджопник на прощание не отвесил. Сотрудники встрепенулись и поплелись читать почту. Прочитав, очень огорчились и стали делать это на постоянной основе. Потихоньку, мечта Альфреда Афанасьевича о планировании в аутлуке воплотилась в жизнь.

Проблема была в том, что даже филигранно составленные графики встреч и звонков на протяжении двух лет никак не сказались на доходности ООО «Дурдом Ромашка», да ещё и Марьяна как-раз где-то в этот период ушла с работы в психушку, поэтому Альфред Афанасьевич, еще подумав, родил желание поставить CRM. Он где-то слышал это сочетание букв, наверное, в интервью какого-нибудь очень успешного топ-менеджера западной компании, и свято уверовал в то, что особенная система поможет ускорить взлёт компании на вершину гребня волны успеха и феерических доходов.

Как вы понимаете, первой жертвой этой идеи пала я, ведь «Катя, CRM это закупка, а ты занимаешься закупками, поэтому не делай мне мозг и иди закупай».

Продолжение следует.

  • Alex Digger

    Продолжения!