Дурдом Ромашка и брэндбук. Начало.

Стоял прекрасный мартовский день: орали коты, на котов орали бабки, а я шла на любимую работу, перепрыгивая через весенние лужи и спящих бомжей: ООО «Дурдом Ромашка» имел офис в не самом лучшем районе города. Моя душа пела предвкушением очередного дня — может, Дмитрий Алексеевич снова поручит искать «правильные гайки» (не уточнив, какие и для чего) или Роза Ицхаковна найдёт в договоре поставки пятилетней давности неправильно поставленную запятую и будет верещать на весь офис, что все идиоты она одна работает. Ну или тихая эйчар Оля поделится новой историей о том, как Вольдемар Успехович для увеличения продаж возжелал к себе в команду экстрасенса с навыками экономиста. Чего только не бывает в ООО «Дурдом Ромашка».

Но мои ожидания не оправдались: в офисе было тихо и спокойно. Щебетали секретари, матерились курьеры, где-то вдалеке вдохновленно мычал Дмитрий Алексеевич. У меня в кабинете сидела перемещенная туда за грехи перед Кирой Успеховной толковая Верон. Она покачивала ножкой и смотрела инстаграм. С тех пор, как она поселилась у меня, в этом и состояли её рабочие обязанности, ребёнку требовалась срочная терапия после мудрого руководства Киры Успеховны.

Тут тишину и покой разорвал крик раненого бизона «КАТЯ!!!!!», несущийся из кабинета Альфреда Афанасьевича. Верон захихикала. Я напряглась: такая громкость и раннее присутствие начальства на работе обозначали, что надвигается что-то непоправимое, вроде цунами или очередного падения курса рубля. Альфред Афанасьевич орал крайне редко, и в последний раз это было на корпоративе, когда Дмитрий Алексеевич, будучи в припадке любви, пытался забить его веником в бане.

Внутренне готовясь искать Альфреду Афанасьевичу шоп-тур на Марс (звонить Илону Маску? строить ракету самой? может, купить ему метамфитаминов и пусть летает сколько влезет?) я поползла в кабинет любимого начальства.

-Что, — обозначила я свое присутствие, войдя.

Альфред Афанасьевич был явно взволнован, об этом свидетельствовали красные пятна, покрывшие все видимые поверхности его тела. Волновался он, впрочем, часто и причиной этого состояния могло стать что угодно: от плохой погоды до отказа Илона Маска везти его на Марс.

-Катя. Катя, почему ты сама этот вопрос решить не можешь. Почему ты меня напрягаешь, — зачастил Альфред Афанасьевич. — Иди, обсуди с Димой, да и сделайте вы уже этот бренд-бук. Ты же начальник отдела закупок. Вот иди и закупай.

-Ага, бренд-бук сделать. Я поняла. Можно идти?

-Иди. И не делай так больше.

Не то, чтобы я была ошарашена данной задачей, бывали и поинтереснее. Сегодня бренд-бук делаем, завтра покупаем страусов для разведения, послезавтра красим их розовый, потому что Дмитрию Алексеевичу кажется, что так они будут нести розовые яйца. По сравнению с этим сделать бренд-бук — плёвое дело. Да и Верон без работы засиделась, пусть развлечется.

Для начала нужно было найти подрядчика: недорогого, смышленого и с портфолио. Верон отыскала трёх таких и пригласила на встречу, «устроим», — сказала, — «подрядческие бега, кто будет трындеть стройнее и дешевле, тот и прибежит первым».

Я была более склонна взять самого тупого подрядчика, потому что знала, что выбранный будет страдать. И, о да, детка, он страдал.

По итогам бегов был выбран бодрый менеджер проекта из известной и внушающей доверие компании. Он был импозантен, умудрён опытом и до боли напоминал Бориса Ельцина в лучшие годы. Альфред Афанасьевич от встречи с ним отказался привычной фразой «Катя, не делай мне мозг» и я обрадовалась, что хоть раз можно будет поработать без бесконечных правок и вмешательств. Ха-ха.

После краткого аудита имеющейся айдентики (из неё в наличии были только три фирменных пакета разных лет выпуска, и их объединял только логотип ООО «Дурдом Ромашка»), бодрый менеджер Павел изрёк:

-Нуууу…. работы предстоит много…. а что, вообще никаких элементов корпоративного стиля нет, кроме логотипа?

Я покачала головой. В ООО «Дурдом Ромашка» только логотип и был незыблем и постоянен. Его очень любил Альфред Афанасьевич, потому как лично изготовил его в программе Paint на заре своей успешной корпорации. Логотип представлял из себя творческое переосмысление и авторское видение первых букв названия компании, которые в программе Paint образовали хитросплетение кружочков, в котором было невозможно разобрать ничего вообще кроме… хм… определенной части тела, которая бывает только у мужчин, и нет, это был не кадык, и даже не волосы на спине. Да. То, что вы подумали. Причём это видели абсолютно все, кто имел счастье наблюдать логотип, но только не Альфред Афанасьевич. В его понимании логотип отражал стремление цветка к росту вверх, к движению к солнцу.

-Логотип надо переделать, — после непродолжительного приступа творческой грусти вздохнул Павел. — Этот очень эксцентричен.

-Это будет очень трудно согласовать. Вы накидайте вариантов, но для начала давайте поработаем над корпоративными цветами и шрифтами. Начнём с папок?

Работа закипела. Павел рожал одну прекрасную идею за другой и мне казалось, что конец эпопеи под названием «бренд-бук» будет очень скоро, ведь подобранные цвета отражали образы мощи и надежности ООО «Дурдом Ромашка» как партнёра, а шрифты пели о дружелюбии персонала и радостях бытия как хор Большого театра. Верон даже надеялась на полную зарплату по итогу завершения работы над проектом.

Попутно рисовали варианты логотипа: они все были хороши, но один мне нравился больше других. Те же две первые буквы названия компании, тоже переплетенные, и так изящно и изысканно, что душа пела, глядя на вот это вот всё. В логотипе явно считывалась ромашка, тянущаяся за солнцем, но при этом она не выглядела как то, что раньше. Решили показать Альфреду Афанасьевичу и посмотреть, что будет.

Перед этой встречей Верон и уже ставший нам близким и родным Павел, крестили меня и благословляли, уверяли, что будут держать за меня пальцы и заставили это сделать всех работников склада и половину инженеров. Я даже речь написала, где были словосочетания «символизирует уверенный рост», «поможет формированию команды» и «добавляет солидности бренду». Мне казалось, что нагромождение подобного рода конструкций упадут на благодатную почву и Альфред Афанасьевич хотя бы задумается о смене логотипа.

Перекрещенная, благословленная и где-то даже уверенная в себе, я предстала перед солнцеподобным владельцем с проектной папочкой в руках.

-Вот, — говорю, — пример папки с новыми шрифтами и цветами.

-О, красиво, — промолвил Альфред Афанасьевич. — И листики вот эти вот внизу, очень даже. Мне нравится. А это что в углу за каляки-маляки?

Конечно же, он имел в виду прекрасный новый логотип. Очень хотелось сказать «каляки-маляки вместо мозгов у тебя», но это и так пугающе соответствовало действительности, поэтому я сдержалась. Решение Альфреда Афанасьевича было, конечно же, окончательным. Логотип было приказано оставить как есть.

-Катя, ты что, не понимаешь? Это основа этой компании, это то, с чем мы живем и в честь чего работаем с самого начала! — кипятился Альфред Афанасьевич, доказывая мне, что старый логотип — лучший. — Это суть! Это то, по чему нас узнают наши партнеры! Наш логотип имеет сложившуюся ассоциацию у наших заказчиков! Мы и есть этот логотип! Если ты хочешь его поменять, то ты не веришь в компанию!

-Альфред Афанасьевич, — разозлилась я. — Но ведь ваш этот логотип на член похож и все так говорят!

Альфред Афанасьевич позеленел и выскочил из кабинета. Отсутствовал минут десять. Думала, плачет в туалете. Ан нет, оказалось, опрашивал сотрудников на предмет похожести логотипа на член, и от всех получил сдавленный ответ что да, похож. Вернулся серым, конечно же.

-Это ты всех подговорила! Логотип оставляем! Иди!

Финал получился невесёлый, но с демонстрацией новых образцов со старым логотипом, дело пошло очень быстро, привередливому Альфреду Афанасьевичу понравилась и папочка, и пакетик, и таблички на кабинеты, и открытки, и даже блокноты с ежедневниками. Всё согласовывал в тот же день. Мы с Павлом и Верон выдохнули и начали подбирать шампанское для закрытия проекта.

Оставалось согласовать визитки…

Продолжение следует.

  • Alex Digger

    Слушайте, а напишите отдельным постом (обновляемым) полный список всех персонажей, когда-либо упомянутых в ваших рассказах. Шобы не путаться, ну. Штатные сотрудники, бывшие штатные сотрудники, прочие лица.