Дурдом Ромашка и печеньки

Руководство ООО «Дурдом Ромашка» с большим трепетом относилось к обеспечению офиса продуктами питания. Точнее, Альфреда Афанасьевича волновало лишь наличие вафелек в так называемой директорской полке, потому что он их топтал с декалитрами кофе, а вот Дмитрий Алексеевич тщательно следил за наличием широкого перечня еды. По его разумению, офисный холодильник без помидоров, огурцов, колбасы и еще десятка наименований просто не имел права на существование, а уж без печенек (десяти видов) он жизни не помышлял. Такое гастрономическое разнообразие он объяснял всегда одинаково: «Нуууу эээээ партнеры приедут, их надо кормить, да, печеньем и бутербродами, сделай мне чай, Маша, я же директор!». Маша или реже Алиса (менее декольтированная коллега Маши) покорно вздыхали и шли делать чай, а потом заказывать колбасу взамен испортившейся и помидоры взамен сгнивших. Да, ведь кейс «ээээ партнеры приедут и их надо кормить» возникал раз в год в лучшем случае, а колбаса и прочее в холодильнике должны были быть всегда.

Когда что-то из списка заканчивалось, Дмитрий Алексеевич начинал нервничать, звонить Маше или Алисе и вербально, а потом и материально, лишал их премии за месяц. Вот так вот серьезно он подходил к наполнению холодильника.

Но печенье… печенье было его слабостью, как волосы у Самсона, как пятка у Ахиллеса, как камень у Голиафа. Иногда казалось, что печенье — это альфа и омега директорства Дмитрия Алексеевича, без него он слаб, чах и начинал забывать адреса любимых картинок с котиками. Естественно, и к выбору печенья он подходил с трепетом: весь бакалейный рынок страны был опробовал, и выбрал он только самое-самое лучшее. Дмитрий Алексеевич разбирался в печенье как самый лучший сомелье в вине, он дегустировал как скромные местные сорта, так и диковинные заморские, мог по запаху определить соотношение сахара, муки, яиц и пекарского порошка в образце и отринуть как неподходящий. Весь ужас этой ситуации заключался в том, что Дмитрий Алексеевич дегустировал печенье, продающееся не только на рынке родины, но и в поездках за границу.

Из одной поездки он вернулся как никогда возбужденным: даже не повоняв на весь свой кабинет грязными носками, он прибежал к Маше, начал бегать вокруг неё, махать руками и издавать полные страсти молодого безрогого оленя звуки. Маша была привычна к такому состоянию начальства, поэтому она спокойна сидела, листала алиэкспресс и ждала, пока начальственное возбуждение спадёт или трансформируется в более членораздельные указания. Ждать пришлось достаточно долго, похоже, Дмитрий Алексеевич готовился родить что-то поистине масштабное.

Примерно через 10 минут он таки остановился, выдохнул и сказал:

-Маша!

-Дааааа? — подняла она глазки от алиэкспресса и воззрилась на начальство с подобострастием, граничащим с обожанием.

-У нас должно быть только элитное печенье! Купи элитное печенье немедленно! Как купишь — принеси мне.

Отдав это мудрое распоряжение, Дмитрий Алексеевич, топоча, скрылся в закате. Маша похлопала ресницами, открыла гугл и вбила «печенье элитное купить е-доставка». Видов печенья со словом «элитный» и его вариациями в продаже было не так уж и много, всего-то пять видов. Маша заказала по пачке каждого на пробу, а заодно еще палку колбасы. Предыдущая отчаянно пахла умиранием уже с пару дней и требовала замены на новую.

Курьер сработал оперативно, и уже через час Маша вплывала в кабинет Дмитрия Алексеевича с пятью образцами печенья, аккуратно разложенными на салфеточке, которая элегантными складками стекала с подноса — подготовка в презентации гарантирует 50% успеха. Однако Дмитрий Алексеевич, кинув короткий орлиный взгляд на презентационные печенья, раздраженно засопел и сообщил Маше, что она принесла не то самое печенье, а какой-то шлак, недостойный услаждать вкусовые сосочки на языке директора. Потом Маша послушала о том, что он же директор, и Машина работа — облегчать его жизнь, а не затруднять её невкусным печеньем.

Маша вздохнула и поехала в крупный гипермаркет с хорошей кулинарией. Элитное печенье и оттуда не удовлетворило директора. Он гундел, что то элитное, а машино — сухари из чернобыльской муки. Так произошло и с еще семью образцами из разных пекарен и кулинарий. Маша убивала по полрабочих дня, разъезжая по городу и привозя новые и новые элитные печенья. Всё было не то — Дмитрий Алексеевич за неспособность Маши найти нужное печенье лишил её премии на три месяца вперед. При этом как-то объяснить, какая была упаковка у Того Самого Печенья или кто производитель он отказывался, мотивируя это тем, что он директор и ему все мешают работать.

По истечении недели Маша дошла до ручки: она начинала плакать при употреблении в её присутствии любого слова с корнем «печ», её трясло и хотелось уволиться. Короткую передышку принесла срочная командировка Дмитрия Алексеевича в село Мужи,  что в Шурышкарском районе Ямало-Ненецкого АО Тюменской области, в России понятное дело. Туда Дмитрия Алексеевича увлекла новость на одном из сайтов о том, что там собираются запускать типографию. Маша выдохнула — далеко на горизонте появилась надежда, что в процессе командировки он забудет о печенье.

Так и получилось: вернувшегося Дмитрия Алексеевича обуяло желание купить яхту и плавать на ней по реке Малая Обь.  Маша принялась срочно изучать премудрости хождения под парусом и счастливо забыла про печенье, но у неё до сих пор дёргается глаз при слове «элитный».

А печенье так и не нашли, да. И что это за оно, так и не выяснили.

  • Alex Digger

    Крутяк!