Дурдом Ромашка и социальные сети — 2

В ООО «Дурдом Ромашка» было много священных коров: очень пеклись о самолюбии Альфреда Афанасьевича, великом и тонком уме Дмитрия Алексеевича, бухгалтерском гении Розы Ицхаковны, и, самое главное, о великой корпоративной тайне. Альфреду Афанасьевичу постоянно казалось, что вокруг офиса шастают злые конкуренты, пытаясь подслушать совещания компании, а все парковки вокруг уставлены фургончиками различных спецслужб, которые, пользуясь самым современным оборудованием, прослушивают телефоны сотрудников и вибрации стекол в окнах.

Корпоративную тайну пытались охранять множеством всяких интересных способов: например, заводили учетные записи на яндекс-диске и секретные файлы пересылали между ними. Секретные файлы содержали ценники на печатные машины (которые почти всегда указаны в прайсе производителя на сайте) и имена с должностями очень важных клиентов. Потом Альфреду Афанасьевичу этого показалось мало, и он принудительно перевел всю компанию на общение в вайбере — он считал, что, раз сервера в Израиле, то до переписок никто не доберется. Остальные мессенджеры было приказано удалить, потому что их могли взломать злые полковники из милиции и ФСБ. Сотрудники, давно переехавшие в Телеграм, печально повздыхали и перенесли любимый мессенджер в папку на последнем рабочем столе телефона.

Но и этого Альфреду Афанасьевичу показалось недостаточно. Он решил, что мракобесие и разглашение корпоративной тайны происходят от безделья сотрудников и их доверчивости разным интернет-мошенникам и издал план-приказ запретить посещения посторонних сайтов. Под «посторонними» подразумевались все, за исключением погоды, сайта нацбанка и сайтов производителей. На все остальные было запрещено под страхом лишения премии ходить, и запрет этот был только на словах, ведь гениальные айтишники, по большой дружбе с Дмитрием Алексеевичем работающие на ООО «Дурдом Ромашка», не могли отличить proxy-сервер от dns-сервера, а виндоус 97 от мак ос. Соответственно, требование закрыть возможность посещения всех сайтов они выполнить не могли чисто сообразно своим умственным способностям, и грустно кудахтали о технической невозможности это сделать.

После недели развлечения себя изучением сайтов нацбанка и погоды, сотрудники устали и приуныли, от уныния некоторые продажники даже начали выстраивать корреляции между курсом национальной валюты и количеством осадков, выпавших за день в Гане — получалось очень интересно, и, в случае продолжения информационного голода, это маленькое исследование могло вылиться в Нобелевскую премию. Но сотрудникам были скучны корреляции. Им хотелось резвиться на просторах фейсбука и читать смешные истории на яплакал, гуглить «коктейль со стрихнином» (это, преимущественно, подчиненным Киры Успеховны) и «сто способов избавиться от начальника не сев в тюрьму» (это искали все, кто подчинялся Дмитрию Алексеевичу). Естественно, крамольная мысль наплевать на запреты и снова радоваться бесконечным потокам информации плотно засела в головах у коллектива и очень скоро, но очень осторожно, была приведена в действие: коллектив вернулся на фейсбук и в гугл. Это не прошло незамеченным, ведь они сразу резко повеселели.

А вот уважаемое начальство этим было приведено в ужас: как так, подчиненные не подчиняются! Альфред Афанасьевич и Дмитрий Алексеевич думали день, как бы это прекратить самовольство и вернуть персонал в лоно разрешенных сайтов, мозговой штурм занял час и вылился в идею назначить дежурного по интернету, который изучает логи истории браузеров коллектива, находит запрещенные визиты и подаёт сумму штрафа Дмитрию Алексеевичу. Это позволяло при должном подходе урезать премии минимум вдвое и, с точки зрения мудрого высшего менеджмента, повысить мотивацию персонала — Альфред Афанасьевич был уверен в том, что персонал, недополучивший денег в зарплату, работает вдвое, а то и втрое мотивированней.

Скоро нашелся и исполнитель этой нелегкой задачи: втайне ненавидящая весь коллектив Роза Ицхаковна вызвалась тщательно шерстить историю браузеров, и у неё это получалось легко и с удовольствием, ведь цифры покорялись ей с такой лёгкостью. По результатам первых проверок наибольший ужас у неё и Дмитрия Алексеевича вызвала история тихого эйчара Оли — в ней было столько непонятных ссылок с непонятными словами! Дмитрий Алексеевич сразу подумал, что Оля разглашает корпоративную тайну на непонятных сайтах. Роза Ицхаковна подготовила калькуляцию за данное нарушение и по ней было очевидно, что Оля должна работать в ООО «Дурдом Ромашка» бесплатно до конца своей жизни. Дмитрий Алексеевич, потирая ручки, с нетерпением ждал дня обсуждения зарплаты, чтобы изобличить предательство Оли и вывести её на чистую воду.

И вот день З настал. Хрупкая Оля вплыла невесомым облачком в кабинет уважаемого директора и трепетно устроилась на краешке стула, сжимая в потных ладонях стопку листов с перечислением её достижений за прошедший месяц: тут было и количество проведенных собеседований, и проведённые с персоналом тренинги, и организация печали корпоративной газеты для поднятия боевого духа, и даже объем приготовленного посетителям кофе.

— Ээээээ… Ну что, Оля, — вдохновленно начал Дмитрий Алексеевич, — за что мы должны тебе заплатить в этом месяце?

— Дмитрий Алексеевич, — выдохнула Оля, — в этом месяце было проведено 100 часов собеседований, из них 50 кандидатов были переданы на дальнейшее рассмотрение…

— А вот продажника ты так и не нашла, Оля, — возразил директор. — А, значит, не выполнила работу!

— Но ведь не от меня зависит!… — тихо возразила она.

— А ты договорись, найди ключик, ведь не умеешь искать продажников, не умеешь, да? — Дмитрий Алексеевич потихоньку входил в карающий раж. — Зато на сайтах всяких сидеть умеешь! Вот что такое «фрейминг», Оля? Почему ты провела на этом сайте три часа? А что такое ма-маааа-*тут он вчитался в написанное*-маркетинг енд сеилс? И что такое спин? У тебя болит спина, Оля? Почему ты в рабочее время сидишь на этих сайтах?

Олино лицо озарилось непониманием, ведь месяцем раньше в этом же кабинете Дмитрий Алексеевич ходил кругами и мычал, что продажники не умеют продавать и их нужно срочно учить. Соответственно, она провела пару недель в поисках тренингов и обучающих курсов в интернете, и, конечно же, делала это на рабочем месте в перерывах между собеседованиями и газетой.

— Дмитрий Алексеевич, это тренинги по продажам. Вы же сказали…

— А это неважно, что я сказал! У нас был план-прогноз! Можно только нацбанк и производителей! А ты заходишь на опасные сайты, где хакеры заносят вирусы в компьютер и потом они крадут у нас корпоративную тайну!

От волнения директора начало трясти. Он не понимал, как безусловно виноватая в нарушении приказа Оля смеет оправдываться! Он же директор! Он же сказал, что Оля виновата!

— Поэтому я тебя штрафую в этом месяце и в следующем! За нарушение план-приказа! Иди! — завершил он свою пламенную речь и, опустошенный, откинулся в кресле.

Оля, опустив голову, вышла из кабинета. Быть оштрафованной ей было не впервой, на самом деле нормальной зарплаты она не получала вот уже с полгода, по разным причинам — то Дмитрию Алексеевичу не нравились её сапоги в марте, то в мае она не нашла продажника, то в июне на корпоративе был холодный наутро шашлык. А теперь вот штраф за обучение сотрудников… Понурив голову, Оля побрела к своему месту в оупен-спейсе, по пути обдумывая, чем бы в этом месяце разбавлять геркулес на завтрак, обед и ужин — рыбьи хвосты как-то осточертели.

А довольный справедливым наказанием Дмитрий Алексеевич вернулся к фейсбучным красавицам и котам. Ведь никому нельзя нарушать план-приказы. НИКОМУ.

  • Alex Digger

    Такое чувство, что следующая серия будет про олину месть.