Как быстро и надежно опозорить страну: урок от белорусского таможенного комитета

Очень пыталась ничего не говорить по поводу того, что белорусские таможенники заставили Red Hot Chili Peppers подписывать диски Металлики, но это сильнее меня. Господи ты ж Боже ж мой, каков же идеальный дебилизм этой ситуации.

В целом, я и раньше не была особо оптимистична по поводу умственных способностей белорусских госорганов, но это… это же просто песня какая-то. Песня о вечном и неумирающем вот этом вот таком белорусском идиотизме. Причем и не стесняются жеж. Видел кто-нибудь извинения от таможенного комитета? Нет? И не увидите, уверена, что для них эта ситуация вообще не будет считаться чем-то постыдным или глупым. Каких-то иностранцев перепутали с другими иностранцами? Да ладно, бывает, чо уж там.

Но мне кажется, что этот случай прекрасно иллюстрирует отношение «лица страны» (а именно лицом являются таможенники и погранцы — они же первые, кого видят приезжающие иностранцы) к туризму. Им просто пофигу.

Не могу не представить себе, как это происходило в реальности. Вот  RHCP прилетели такие из Киева. Выходят из самолёта. Думают «Ну ща еще один перелет и отдохнём, да». Кидис такой чёлку почёсывает, Фли гитару поглаживает. И тут к ним подбегает толстый (он обязательно должен быть толстым) майор государственного таможенного комитета Республики Беларусь и жестами их куда-то приглашает. За его спиной, потупив очи, мнутся и краснеют две девочки в звании сержантов. Еще бы, таких знаменитостей увидели, и ни слова им сказать не могут — английский только в школе с пятого класса учили, да как учили, прогуливали скорее. Обжиматься со старшеклассниками за колхозным коровником было интереснее. Ну ребята и идут, а что еще им делать — они в непонятной стране, о которой слышали только то, что тут растет картошка и сын последнего диктатора Европы (уже не последнего, но не суть). И люди в форме их куда-то настойчиво зовут.

После длительного блуждания по узким коридорам национального аэропорта наши герои заходят в небольшую комнатку, в которой видят цветастый диван (у дедушки Фли такой был эдак годах в пятидесятых прошлого века), три бутылки теплой воды, не очень мытые стаканы и… диски и распечатанные на цветном принтере фотографии Металлики, заботливо разложенные на столике. Толстый майор потными трясущимися руками берет ближайшую фотографию и начинает совать в руки Кидису.

— No, we’re not… — сопротивляется вокалист.

— Ты подписывай, подписывай, — мягко говорит майор, свободной рукой вытирая пот со лба.

— But we are not Metallica, we are Red Hot Chili Peppers! — восклицает Фли. Таможенница смотрит на него влажным вожделеющим взглядом и протягивает диск с маркером.

Вторая таможенница смотрит на начальника и нервно вопрошает:

— А чего они не подписывают, а, Сергеймихалыч? Чего они?

— Не знаю, Мариша, — тоже начинает нервничать майор. — Наверное, надавить надо. Подписывай!

Музыканты, понукаемые со всех сторон, начинают потихоньку терять чувство реальности. Клингхоффер думает, что в его пиво что-то подсыпали, а Энтони напряженно вспоминает, не было ли каких-то таких глюков от ЛСД в восьмидесятых.

— Ok, guys, we’ll sign, just get off our asses! — наконец восклицает Фли и начинает быстро подписывать разложенные фотографии, одну за одной.

— Dude, what are you doing? — испуганно восклицает Энтони.

— Oh, come on, I’d better sign and go.

— Yeah… — с печальным вздохом вокалист берётся за маркер. — Sorry, James, God sees, I didn’t want that, they’ve made me.

Наконец, когда всё подписано, майор, улыбаясь и источая радушие, пожимает музыкантам руки. Таможенницы делают сэлфи на фоне этой прекрасной картины. Смущенные американцы переглядываются и ждут, когда же это всё наконец закончится.

По дороге обратно Фли выкладывает фотографию с комментарием в инстаграм. Мир узнает о том, каким уровнем интеллекта обладают белорусские таможенники. Занавес.

В свете произошедшего хочу порекомендовать белорусскому таможенному комитету поздравить Ангелу Меркель с победой на выборах президента США, а Путина — с победой национальной сборной Перу на чемпионате мира по футболу.

И пусть английский уже выучат, сил уже нет никаких.