Честная рецензия на «Холодное танго»

В последнее время в России не снимают просто нормального кино: оно либо архи-ужасное типа «Притяжения» (прости, Господи), либо прекрасное вроде «Нелюбви». А вот крепких середнячков типа «Моя девушка — монстр» — нету. Возможно, это всё потому, что у русских в целом существуют две крайности — либо они снимают исходя из посыла «Россия великая империя кококо кудахкудах ах где моё оружие, я буду им бряцать», либо «У нас всё плохо, будет ещё хуже, надежды нет, ничего не изменится». В первом случае, из-за великоимперскости, из фильма сочится мерзкий, слизкий и вонючий гной духовных скреп, во втором — солёные слезы постссссрского пролетариата, у которого изобретатели скреп увели все денежки и надежду на светлое будущее.

И вот выходит «Холодное танго» Чухрая, известного прежде всего отличным «Вором» и неплохим «Водителем для Веры». Судя по описанию фильма и по трейлерам, получится должно было что-то в том же духе, ведь Чухрай, как и Звягинцев, жанры менять не хочет и не надо: эсэсэсэрия сороковых-пятидесятых годов, мальчик влюбляется в девочку, дальше страдания. Соль картины в факте того, кто мальчик и кто девочка: он — еврей, чьих сестру и мать убили во время оккупации Литвы, она — дочь литовца, сотрудничающего с немцами. Литовец, тем не менее, прячет мальчика у себя некую часть войны, но потом, из-за определенного косяка того, выгоняет его и мальчик попадает в детский дом в СССР. Косяк приводит еще и к ненависти со стороны девочки. Короче, драма.

Во всех предпремьерных статейках поют, что «Холодное танго» — это типа как «Ромео и Джульетта», но в советские времена и в Литве. Из этого правда только про советские времена и Литву. Режиссер пытается передать контекст жизни одной из насильно захваченных Советским союзом стран, где новую власть ненавидело поголовно вообще всё население, а партизанское движение было сильно аж до начала шестидесятых. Естественно, СССР пытался с этим бороться путём прогрессивной высылки этого населения в Сибирь на поселение и в лагеря, чем вызывал ещё большую ненависть. На этом фоне разворачивается весьма конфликтная любовь (не знаю, стоит ли это вообще любовью называть) главных героев: еврея (да, это важно для контекста) Макса и литовки Лаймы. Естественно, эта история служит обрамлением для демонстрации ужасов жизни при советской власти: тут и доносы всех на всех, и подпольные аборты, и высылки невинных литовцев в Сибирь. Из-за всего этого фильм оставляет весьма гнетущее впечатление.

Но это, пожалуй, единственное хорошо снятое, что есть в фильме — контекст и Литва. Действие происходит в прибрежном городе, не называется каком, но я думаю на Клайпеду, и он такой классный и атмосферный, что просто сердце поёт. Отлично смотрится контраст общей европейскости города и дубовых сапог бродящих по нему советских солдат, выходцев из неграмотного пролетариата.

В остальном впечатления от фильма смешанные, в основном потому, что его явно очень сильно порезали при монтаже: не хватает как минимум 30 минут повествования, в моменте просто теряешься, потому что действия героев необъяснимы, а контекст происходящего туманен, как московский смог. Возможно, Чухрай сидел с монтажером и приговаривал «Ого, вот сцена, в которой мы прямо скажем, что отец главной героини и есть главный злодей фильма! Вырежем её нафиг! Пусть теряются в догадках после той сцены, где показывают убитого партизана и говорят, что он главный злодей!». Короче, половину сюжета приходится реально додумывать, и это очень похоже на шизофрению.

Кастинг на главные роли просто слёзки: на роль еврея берут татарина (!) которого некоторые несчастные могли наблюдать в главной роли в (прости, Господи) «Притяжении», на роль литовки русскую, которая невероятно натужно и провально пытается имитировать литовский акцент, и это отнимает все её актерские силы. Химии между ними нет ровным счетом никакой, так что все любовные потуги выглядят жалко и неубедительно. Вытягивают, как ни странно, актеры на вторых ролях, ну и Гармаш, не человек, а глыба, — благодаря им повествование хотя бы не выглядит, как постановка «Тихого Дона» в исполнении пятого класса средней школы номер 3 города Урюпинска.

В целом фильм посмотреть стоит, хотя бы для того, чтобы вспомнить, что советская власть и её прямая наследница, власть российская, — это плохо и разрушительно для целых народов. Однако проблемка в том, что Чухрай, пытаясь усидеть на двух стульях одной попой, доносит это недостаточно чётко для потенциального зрителя — да, посыл о том, что русский тоталитаризм это плохо, звучит и считывается, но недостаточно чётко, потому что, например, литовских лесных братьев представляют исключительно как террористов, борющихся с народной и справедливой властью, которая освободила угнетённую нацистской Германией страну. Но в целом фильм отвращения не вызывает, можно посмотреть томным субботним вечером.

А, и да, — это столь ожидаемый мной крепкий середнячок, не для международного проката, как «Нелюбовь», но в русскоязычном пространстве сойдет.