Дурдом Ромашка и печеньки

Руководство ООО «Дурдом Ромашка» с большим трепетом относилось к обеспечению офиса продуктами питания. Точнее, Альфреда Афанасьевича волновало лишь наличие вафелек в так называемой директорской полке, потому что он их топтал с декалитрами кофе, а вот Дмитрий Алексеевич тщательно следил за наличием широкого перечня еды. По его разумению, офисный холодильник без помидоров, огурцов, колбасы и еще десятка наименований просто не имел права на существование, а уж без печенек (десяти видов) он жизни не помышлял. Такое гастрономическое разнообразие он объяснял всегда одинаково: «Нуууу эээээ партнеры приедут, их надо кормить, да, печеньем и бутербродами, сделай мне чай, Маша, я же директор!». Маша или реже Алиса (менее декольтированная коллега Маши) покорно вздыхали и шли делать чай, а потом заказывать колбасу взамен испортившейся и помидоры взамен сгнивших. Да, ведь кейс «ээээ партнеры приедут и их надо кормить» возникал раз в год в лучшем случае, а колбаса и прочее в холодильнике должны были быть всегда.

Когда что-то из списка заканчивалось, Дмитрий Алексеевич начинал нервничать, звонить Маше или Алисе и вербально, а потом и материально, лишал их премии за месяц. Вот так вот серьезно он подходил к наполнению холодильника.

Подробнее

Совок vs. Беларусь. Пошумим?

Не секрет, что Беларусь называют последней страной, где сохранились дух и атмосфера того самого, оплакиваемого многими ватниками, союза советских социалистических республик. На самом деле это, конечно же, не так: из советского остались только архитектура центра города и коробочность жилых окраин, и некоторые глубоко въевшиеся в коллективное бессознательное привычки, от которых стоило бы избавиться, чтобы чуть-чуть приблизить светлое капиталистическое будущее.

«Переучеты» и «санитарные дни»

Уже, конечно, гораздо реже, но я до сих пор встречаю на дверях магазинов в будние дни волшебные таблички «Переучет». Этим грешат только государственные заведения, но беда в том, что именно они являются магазинами шаговой доступности — и не очень приятно, желая в десять вечера купить недостающую сметанку в солянку, поцеловать дверь с табличкой «переучет». Думаю, что современные технологии позволяют переучитывать товар чуть ли не в режиме онлайн.

Подробнее

Про Альфа-банк, их инсинк и вечные страдания белорусского народа

Сегодня у меня было просто утро сюрпризов: для начала любимая белорусская погода обдала ледяным ветром, потом внезапно прикатились интересные новости из Италии (хорошие), ну и на закуску, когда я решила кинуть очередные пять рублей на телефон, Альфа-банк меня уведомил о том, что «Приложение Альфа-Мобайл не будет работать с 26 июня этого года. У нас есть лучшее предложение для вас» и кнопочка «Скачать». Меня как из ушата окатило. Я до последнего надеялась, что банк передумает и оставит два приложения функционировать параллельно, но нет.

И это боль, печаль и уныние.

Подробнее

Про ной, бабцов и весну.

Я весьма социально активное существо. У меня куча друзей, друзей друзей, друзей друзей друзей и так далее. Мы любим проводить время вместе за разными интересными занятиями, но чаще просто пьем, потом развозим друг друга по домам на убере. Иногда в процессе развоза поём песни группы Слипкнот. Короче, у нас всё здорово. Но случаются и огорчения. Иногда водители убера не вызываются. Иногда запрещают петь песни. А иногда кто-то из компании заводит себе т.н. «девушку», «парня» или, что ёще хуже, «жену» или «мужа». Так как компания у нас преимущественно состоит из гетеросексуальных (хоть иногда и метросексуальных) мужчин, заводятся чаще «девушки», которые потом иногда переходят в категорию «жены».

Подробнее

Про градостроительство

Давеча ехала на такси домой из центра. Подъезжаю уже, и тут таксист такой «А у вас дом не под снос?». Я была немного ошарашена данным вопросом. Дело в том, что в доме, в котором я живу, история со сносом длится ровно столько, сколько я в нем живу.

Это хрущевочка пятидесятых годов, капитальный ремонт в которой не делали никогда вообще. Дом, надо отметить, ничем не примечательный, таких во всех не новых районах города пачки. А капремонт в нём отказывались его делать, ссылаясь на то, что дом идет под снос. Уже почти двадцать лет как под снос, Карл! И всё никак не снесут (вопрос о том, куда складируются отчисления на капремонт из жировки, оставим за пределами данного поста).

А тут случайный таксист такой будоражит старую рану, спрашивая о болезненном факте традиционно хреновой работы администрации района. «А что такое?» — спрашиваю. — «Вроде под снос, но его всё никак не снесут». «Да тут знакомый у меня в восьмом доме живет по вашей улице. Ему уже и квартиру новую в Камгорке дали, а дом этот, восьмой, по весне сносить будут».

Подробнее

Когда ноготочки — это ещё не самое худшее.

У меня очень стабильная и устойчивая лента инстаграма. Там люди, жизнь которых меня интересует, но чаще животные типа котов, потому что их жизнь интересует меня чаще даже больше. Коты милее, чем люди, это общеизвестный факт. Милее котов и людей вместе взятых только Дэвид Гарретт, но я уверена, что он где-то в подвалах ест младенцев, ибо настолько милых существ просто не существует в природе, это нарушило бы пространственно-временной континуум.

Благодаря моей крайней разборчивости в подписках, мою ленту не портят девочки, записывающие на ноготочки 💅🏼💅🏼💅🏼, девочки, рекламящие подделки под брэндовые сумки 👛👛👛 и девочки, занятые только своими сэлфачами 👄👄👄. Знаете, как хорошо — зайдешь в инстаграм, а там кто-то был в Стамбуле, кто-то устрицы красиво сфоткал (падла, ненавижу, как же устриц-то хочется), а вот котик играет, как здорово. И все такие конкретные, чёткие, максимум предложение комментария под фото напишут. Например «Я ем устрицы и буду есть их в Италии», «…», «Это я фоткаю моего кота». Прелесть. Чудесная экономия времени своего и подписчиков.

Но внезапно, этим прекрасным теплым утром, я решила посмотреть кто там на меня за ночь поподписывался. Больше никогда я такой дурости себе не позволю, потому что я наткнулась на совершенно другой мир инстаграма.

Подробнее

Очень злой пост про эйчаров

У меня давно болтается моё резюме на одном из белорусский сайтов по поиску работы. Нет, я не ищу работу и не откликаюсь на вакансии. Мне интересно, насколько жив вообще рынок труда. У меня не сумасшедшие зарплатные требования и достаточно богатый трудовой опыт за плечами, включающий работу в паре международных корпораций и даже с иностранцами. Короче, технически я достаточно интересный кандидат. Рынок это подтверждает, периодически какие-нибудь эйчарики звонят и зовут на собеседования. Их предложения из разряда «ну такое», да и менять  уже даже где-то любимое и ценное шило на не очень понятное мыло не очень хочется.

Но эйчарик отдельной IT-компании прям порадовал своим «профессиональным» подходом ко мне как к кандидату. Спасибо, я еще раз убедилась в том, что, как HR я не совсем днищенское дно.

Подробнее

Про платьишки

Решили мы с подругой в пятницу вечером в ресторан сходить, платья выгулять. Платья мы не выгуливали неприлично давно, поэтому на пятничный вечер возлагали большие надежды, тем более что место было выбрано красивое, с репутацией и видом.

Крася губы красным дома перед зеркалом, я представляла, какая я буду красивая в платье есть бифштекс по-татарски и манить элитный контингент глазами. Что может быть лучше, чем женщина, которая любит сырое мясо? Правильно, ничто.

Подробнее

Про куриц и безнал

Все мои знакомые знают, что я редкостная курица. Я могу потерять паспорт прямо перед важной поездкой за границу. Я легко забываю положить в чемодан опять же перед поездкой зубную пасту, зубную щетку, мочалку и крем для лица. А еще иногда и шампунь с кондиционером. У меня чудовищная память на имена (фамилию одной знакомой девочки я запомнила раза с десятого и до сих пор сомневаюсь в имени одного свежего коллеги) и на лица (эти истории слишком унизительны для меня, чтобы их рассказывать).

Но вчера я потеряла кошелек.

Подробнее

Про книжный трешачок

Утром офис встретил меня печальным жужжанием многофункционального печатного устройства, изрыгающего из своих недр где-то двухсотую страницу текста. Вокруг устройства скопились такие же печальные сотрудники и сотрудницы. Они вздыхали, переминались с ноги на ногу и пристально смотрели на полторы пачки бумаги, покрытые мелкими аккуратными буквами.

— Что случилось? — спросила я. — Чего вы все тут толчетесь?

— Да вот, блин, — посетовал коллега. — Спецификацию жду-жду, а она не печатается и не печатается.

Подробнее