Дурдом Ромашка и закон Мерфи

После введения всех политик, политик о политиках, политиках о политиках о политиках, и, наконец, Регламенте политики о политиках о политиках, жизнь в ООО «Дурдом Ромашка» резко наладилась: сотрудники упорными пчёлками с утра до ночи генерировали обязательного по вышеупомянутым документам тонны бумажного хлама, радеющая за экологию и природу Верон просто рыдала кровавыми слезами, распечатывая очередную многостраничную «Законченную работу сотрудника», все остальные были не так эмоциональны. Тем не менее, приблизительный расчет показывал, что затраты на бумагу и принтер, а также канцтовары вида «красная ручка» возросли в три раза, потому что бумажный хлам печатался чуть ли не каждую минуту, а все внезапно ставшие начальниками сотрудники резко захотели писать обязательные резолюции исключительно красной, как кровь, выпитая у меня господином Низовским, ручкой. Мне же, благодаря всему этому в дополнение к обязательному бумажному хламу ещё нужно было генерировать объяснения (тоже на бумаге), почему каждую неделю я трачу всё больше и больше бюджетных денег на канцелярку, и носить их для получения резолюцию «Разрешаю» (конечно же красную) Дмитрию Алексеевичу. Каждый раз эта процедура была болезненней и болезненней: мозг Дмитрия Алексеевича, утомленный резко возросшим вокруг него потоком документов на подпись, расстроенно мычал и объяснения не принимал, то ему не нравилось обоснование «Потому что сотрудникам надо на чём-то печатать бумажный хлам, ведь религия Низовского запрещает его в электронном виде передавать», то «Катя, ты недостаточно подробно описала метод решения вопроса. Что значит «печатать на черновиках?». Ты же знаешь, что господин Низовский запрещает это делать».

В дополнение ко всему, в светлую голову Альфреда Афанасьевича внезапно пришла очередная мудрая идея: он решил, что, чтоб сотрудники, утомленные генерированием бумажного хлама, смогли ещё в перерывах и работать (и зарабатывать ему валовый доход и чистую прибыль), их надо непременно и постоянно обучать. Но специально обученная тихая эйчар Оля для этих целей не подходит, потому что сотрудники её любят, но, за тонкую душевную и телесную конституции, не уважают. Значит, надо искать особенного специалиста по обучению, со стороны! Чтобы все его уважали и слушались!

Читать далееДурдом Ромашка и закон Мерфи

Дурдом Ромашка и роковое усердие

Последние несколько месяцев ООО «Дурдом Ромашка» жил как на вулкане: деятельная мадам Мутон фонтанировала всё новыми и новыми политиками, затягивая в сети своей заинтересованности всё больше сотрудников. После Розы Ицхаковны, которая, рыдая, приняла свою политику по управлению финансовыми потоками, карающий меч изменения бизнес-процессов пал на весёлого техдира Анну Адамовну, оставив её, после принятия её политики по техобслуживанию и пониманию клиентов, уставшей и желающей уехать куда-нибудь в Зимбабве — там мадам Мутон её точно не найдет. Отрыдала крокодильими слезами и Кира Успеховна, согласовывая политику успеха и продаж. Осталось дело за малым — принять Самую Главную Политику о положении в компании. Ответственным за неё назначили Дмитрия Алексеевича, который из всего этого набора слов разобрал только «положение» и теперь этим «положением» отчаянно доставал всех окружающих, но госпожу Мутон — больше всех.

О, это была поистине битва двух титанов: бодрые пожелания продуктивного дня и отличного настроения натыкались на возмущенное или растерянное мычание. Все их диалоги выглядели примерно так:

Мадам Мутон: Дмитрий Алексеевич! Продуктивного вам дня и отличного настроения! Когда будет готов первый вариант политики!

Читать далееДурдом Ромашка и роковое усердие

Дурдом Ромашка и финансовое цунами

После эпизода с первой партией политик, госпожа Мутон полюбила меня нежной любовью и начала третировать так, как будто бы я была её родной дочерью: звонила мне с напоминаниями об очередной политике и в семь утра и в двенадцать ночи, писала длинные письма, полные пожеланий хорошего дня и отличного настроения, пугала Машу внезапными сообщениями в социальных сетях и даже как-то заехала пообщаться лично.

Я её тихо ненавидела за вопиющее незнание матчасти и нездоровый оптимизм по отношению к насаждаемым её работодателем схемам работы. Ещё больше госпожу Мутон ненавидела наиболее подвергшаяся её нападкам бухгалтерия: писали политику по управлению финансовыми потоками. Когда Роза Ицхаковна прочитала предлагаемую к принятию тарабарщину в первый раз, она повторно поседела (первый раз был когда она забыла оплатить годовые налоги и это обнаружил Альфред Афанасьевич): заморский бизнес-консультант Низовский предлагал держать все деньги только в одном банке, отказаться от кредитов, а также всю финансовую отчетность по компании направлять в его центральный офис для анализа и контроля исполнения регламента. От последнего пункта у Розы Ицхаковны, очень внимательно относящейся к сохранению секретности, дергался глаз. Она ходила по офису, помахивая прототипом регламента и отлавливала зазевавшихся сотрудников, чтобы рассказать, какой же это бред. Пробовала она отловить и Альфреда Афанасьевича, но он весьма проворно скользил от кофеварки в свой кабинет, и всё никак не попадался в заботливые материнские руки главного бухгалтера. Тогда она применила другую тактику: в преддверии обеда, она заползла шуршащей змейкой в место обитания всемудрейшего владельца и присела там на краешек стула. Альфред Афанасьевич, предполагая, что целью визита главбуха не является радостная новость об утроении доходов компании, а как раз наоборот, вздохнул и превентивно покрылся красными пятнами. Отступать было некуда — выгони он Розу Ицхаковну сейчас, и она вернётся завтра, да ещё и с поддержкой в лице мычащего от напряжения Дмитрия Алексеевича.

Читать далееДурдом Ромашка и финансовое цунами

Дурдом Ромашка и овца специального назначения

Давным-давно, в одной далёкой-предалёкой компании недалёкий-пренедалёкий владелец выписал из-за рубежа бизнес-тренера, чтобы тот в этой компании всё поменял. В общем, бизнес-тренер приехал, всё поменял, и уехал, но оставил за введёнными изменениями надзирать штат тщательно обученных сотрудников во главе с монстром управления изменениями, женщиной специального назначения, госпожой Мутон. Она была упитана и тщательно химически завита и напоминала продавщицу из советского магазина начала девяностых: пурпурные отслаивающиеся кусками помады губы и ярко-голубая гуашь на веках. Даже Альфред Афанасьевич побаивался её звонков и появлений, а и то, и другое случалось часто: бизнес-тренер поручил ей тщательно контролировать введение изменений. Через две недели уважаемому владельцу исступленное внимание госпожи Мутон надоело, и он вызвал к себе (конечно же) меня.

-Катя! — торжественно начал он. — Катя, у меня к тебе наиважнейшее поручение.

Читать далееДурдом Ромашка и овца специального назначения

Дурдом Ромашка и зарубежные коллеги. Урок 1

За время работы в ООО «Дурдом Ромашка» Катенька выучила множество уроков. Но самыми ценными были те, которые ей преподали зарубежные коллеги из многочисленных представительств компании, разбросанных по всей территории бывшего СНГ… Пришло время поделиться и ими.

У Альфреда Афанасьевича были обширные планы на будущее ООО «Дурдом Ромашка» — он думал открывать филиалы своего монструозного детища для начала в ближнем зарубежье, а через пять лет охватить сетью весь мир. Планировалось расширять не только направление полиграфии, но и направление пиара с рекламой, о чём грезил и мечтал не только уважаемый владелец, но и Кира Успеховна — в особо сладкие ночи ей снилось, как она уверенно рулит разбросанным по всей планете коллективом из руководителей отделений пиара и продаж. В этих снах её великому креативному уму аплодировали и узкоглазые корейцы, и тёмные, как южная ночь, негры, и рыжеволосые ирландцы.

Но дальнее зарубежье не покорялось Альфреду Афанасьевичу — представительство в прибалтийской стране, не глядя на успешные лекционные и денежные вливания, зарабатывать деньги не хотело. Тогда он запустил представительство в жгучей южной стране, Татарстане. В Татарстане, как уверял Альфреда Афанасьевича его успешный друг, успевший пожить в нём пару лет, обширный рынок для реализации продукции для типографий разных масштабов, а уж для пиара — так вообще непаханное поле, все так и мечтают о креативной команде, которая будет продвигать на локальном и мировом рынке верблюдов, урюк и кумыс.

Читать далееДурдом Ромашка и зарубежные коллеги. Урок 1

Дурдом Ромашка и лепестки роз

После утомительного празднования восьмого марта в предыдущем году, женская часть коллектива уже с середины февраля начала пугливо озираться по сторонам и обходить тёмные углы офиса — они боялись, что оттуда выскочит празднично настроенный Дмитрий Алексеевич и умчит их в метель и вьюгу насильно праздновать международный женский день. Ближе к восьмому марта передвигались женщины по офису только группками по два-четыре человека, чтобы, в случае чего, дать достойный отпор. Никто не знал, на что в этом году сподобиться бурная фантазия директора. А он бродил по офису, источая ароматы перегара и грусти — валовый доход компании всё падал и падал, текучка пиарщиков росла, Альфред Афанасьевич каждую неделю вызывал на ковёр и трепал мозги. Времени креативно подумать о праздновании восьмого марта не было. Муки, написанные у него на лице, женщины принимали за муки творчества и пугались ещё больше.

Ситуация усложнялась ещё и тем, что Альфред Афанасьевич трепал мозги Дмитрию Алексеевичу дистанционно, по скайпу, находясь на обучении премудростям саентологии на съезде саентологов в Америке. Вернуться он должен был аккурат вечером шестого марта, и поэтому весь процесс принятия решения о формате праздника лежал на хрупких плечах директора.

Читать далееДурдом Ромашка и лепестки роз

Дурдом Ромашка и защитники отечества

Так как большую часть коллектива ООО «Дурдом Ромашка» составляли мужчины разного возраста и комплекции, женщины всегда тщательно готовились к двадцать третьему февраля. Почему? Очень просто — если мужчины могли сброситься рублем и закупить по оптовым ценам рафаэллки и лепестки роз на восьмое марта, то уважаемые дамы разорились бы, сбрасываясь на день защитника отечества. Поэтому приходилось применять креативный подход и соображать что-то дешевое и сердитое. Как-то стриптиз пригласили, правда, учитывая ограниченность бюджета, после этого празднования какая-то часть мужского коллектива лечила поврежденное либидо специальными и очень дорогими таблетками. В другой год заказали торт с танком из помадки и семилитровую бутылку вискаря к нему. Тот вечер закончился томно: Альфред Афанасьевич пытался взобраться на танк и повести свою маленькую армию вперед, к счастливому будущему, в то время как остальная часть коллектива мирно дремала по столам и под ними. Дмитрию Алексеевичу очень понравился такой формат.

Обычно всеми приготовлениями и закупками занималась внимательная Роза Ицхаковна. Она считала, что только её тонкой материнской натуре доступно понимание того, как обрадовать «наших мальчиков». К «нашим мальчикам» она причисляла Альфреда Афанасьевича и Дмитрия Алексеевича, а об остальных по-матерински заботилась по остаточному принцип. Но в тот год она была слишком занята грядущей проверкой налоговой инспекции и даже не пришла на общий сбор женской части коллектива, посвященный празднику. Закопавшись в папки с договорами, она зрелищно орала, что «все вокруг идиоты» и «опять за всех переделывай», не забывая свайпать вправо всех мужчин в недавно открытом ей приложении Тиндер. Пришлось грустно толпиться в облаках из эстрогенов без неё. Толпились и мы с Верон, сначала украдкой, а потом всё более явно поглядывая на часы, пока остальная часть женского состава ООО «Дурдом Ромашка» курлыкала о возможных идеях проведения праздника. Сошлись на том, что идей нет, и надо назначать ответственную за их выработку голову. Вспомнили, что Верон принадлежит к бюро по корпоративному отдыху, а я вообще руководитель дирекции по работе с закупками и персоналом. Обрадовались дамы, обрадовались и мы с Верон. Конечно, организация корпоративного мероприятия — дело крайне муторное и нудное, но зато вся власть в наших руках, и можно издеваться над мужским коллективом можно как угодно.

Читать далееДурдом Ромашка и защитники отечества

Дурдом Ромашка и яблоко познания

Евгения была счастлива: её Валера наконец-то получил работу, и она снова могла спокойно, не отвлекаясь на бродящего под ногами безработного мужа, вести домашнее хозяйство и трепаться с подружками по телефону. А ещё, не отчитываясь, куда пошла и зачем, бегать на маникюр-педикюр и обёртывания в ближайший к дому и дорогой салон красоты. Тем более что дети, переданные в заботливые руки воспитателей детского сада, требовали внимания только ранним утром и ближе к вечеру. Жизнь Евгении стремительно налаживалась. Напевая песенку из дневной мыльной оперы, она собирала Валере собойку на завтра: в большой пластиковый контейнер заботливо укладывались макарошки аль-денте, пересыпались сыром и наверх утрамбовывались нежные котлетки из мяса индейки — Евгения была хорошей женой и стремилась к идеальному уровню холестерина у своего мужа.

Муж тем временем утюжил парадную рубашку из египетского хлопка для торжественного выхода на работу завтра. По правде говоря, такой скоростью принятия решения владельцем ООО «Дурдом Ромашка» он был приятно огорошен, но огорчен другим: теперь весёлые игры в танчики остались в прошлом, всё, что ему предстоит — это пусть и знакомый давно, но очень заезжанный круг работа-дом-работа-дом.

Наконец, все приготовления были завершены и супруги, спев колыбельную детям и устроив той-терьера в его уютном домике, легли спать. Спали по-разному: Евгения снила мощные бицепсы массажиста Ильи из салона красоты, а Валерию снилось что-то непонятно-мутное, про болота, жирных лягушек и стройных стрекоз. В результате, когда утром вежливо затрещал будильник, Евгения проснулась свежей и отдохнувшей, а вот у Валерия было ощущение, что он встал после двух часов сна, которые предваряла недельная попойка с партнерами из издательского дома «Кришна и мы». Но настрой у него всё равно был боевым, потому что он надеялся как максимум уже в первый день мощно закрепиться на новой работе, а как минимум — забрать забытый тортик из холодильника. Облачившись в рубашку и кинув в кожаный портфель антихолестериновую собойку, наш герой чмокнул жену в щеку и убежал на новую работу.

Читать далееДурдом Ромашка и яблоко познания

Дурдром Ромашка и свидание с бездной

Шумно дыша и тряся тортиком, Валерий нёсся обратно в ООО «Дурдом Ромашка» собеседоваться с владельцем. Оля сообщила, что завтра он улетает в длительную и полную опасностей командировку за рубеж, и поэтому Валерий должен пообщаться с ним прямо после собеседования с директором, уважаемым Дмитрием Алексеевичем. Вот наш менеджер по продажам чего угодно и кому угодно и трусил в закатной жаре обратно, задаваясь вопросом, в какой ещё компании проводят по четыре собеседования, чтобы выбрать себе сотрудника. Костюм его, приобретенный по случаю, благодаря душному летнему зною, потерял свою свежесть, рубашка пропиталась пропиталась потом, а роскошные златые кудри Валерия прилипли к его лбу. Он стремился на заключительное собеседование с тем самым сияющим владельцем со ртом в форме буквы «О».

Влетев в уже ставшую родной приёмную, он с удивлением обнаружил в ней только одну фею, тёмненькую, которая, болтая элегантной ножкой, пила ароматный кофеёк. При виде Валерия она поставила чашку и, вопросительно приподняв тонкую бровь, посмотрела на него.

-К владельцу, — сообщил Валерий, пытаясь отдышаться. — На собеседование.

Читать далееДурдром Ромашка и свидание с бездной