Про ной, бабцов и весну.

Я весьма социально активное существо. У меня куча друзей, друзей друзей, друзей друзей друзей и так далее. Мы любим проводить время вместе за разными интересными занятиями, но чаще просто пьем, потом развозим друг друга по домам на убере. Иногда в процессе развоза поём песни группы Слипкнот. Короче, у нас всё здорово. Но случаются и огорчения. Иногда водители убера не вызываются. Иногда запрещают петь песни. А иногда кто-то из компании заводит себе т.н. «девушку», «парня» или, что ёще хуже, «жену» или «мужа». Так как компания у нас преимущественно состоит из гетеросексуальных (хоть иногда и метросексуальных) мужчин, заводятся чаще «девушки», которые потом иногда переходят в категорию «жены».

Бывают разные «девушки». Некоторые очень быстро понимают, что тут к чему и вливаются в компанию, в срочном порядке уча наизусть тексты песен группы «Слипкнот» и тренируя печень. Некоторые начинают сначала тихо, потом всё настойчивее ныть, что эта компания неформалов-алкоголиков не подходит её любимке и его нужно срочно спасать, чтобы он коротал вечера не за бокалом пива, а в арт-галерее. Духовно просвещался, так сказать. Некоторые пробуют путь духовного просвещения. Он их быстро разочаровывает отсутствием алкоголя в жизни, которое компенсируется наличием вокруг странных людей, с умными лицами вещающих про глубины пространства и мелодику красок. Зато «девушка» довольна.

Так как компания многочисленна, «девушек» я перевидала немало. Были и тихие, и истеричные, и умные, и тупенькие. Но недавно жизнь меня столкнула с совершенно потрясающим экземпляром. Я прозвала её «нойщицей». У нее была одна совершенно потрясающая особенность: она постоянно ныла. Она ныла так вдохновленно, что иногда казалось, что в нытье она находит свет и покой. Другие йогой занимаются, духовные практики практикуют, чтоб найти, а она вот просто ноет. Объектом её ноя всегда являлся накачанный Жорик из нашей компани. До появления «девушки» (тут и далее будем звать её Светочка) Жорик был весёлым качком, которого интересовал только протеин в его шейкере и постановки бизнес-процессов. После её появления Жорику (и всем нам) открылся дивный новый мир. Мир проблем.

При нашей первой встрече (всего-то человек пять собралось) в душевном баре, в котором нас знал каждый клоп, а тараканы кланялись при встрече, Светочка за пять минут выдала следующие фразы:

— Жорииииик, мне холодно…

*Жорик побежал закрывать окно*

— Жорииииик, где моё пивоооо….

*Жорик побежал торопить бармена*

— Жорииииик, почему они так громко разговаривают….

*Жорик, краснея и теряясь, побежал за соседний столик просить говорить потише, был послан*

— Жорииииик, закажи мне рулькуууу

*Жорик побежал за официантом*

— Жорииииик, где моя рулькааааа….

*Жорик побежал на кухню торопить повара, его не пускают, назревает скандал с рукоприкладством*

За эти пять минут я успела пройти все стадии гнева. К сорок девятой секунде четвертой минуты я успела придумать двести способов умертвить Светочку и не получить за это тюремный срок. На пятьдесят второй секунде четвертой минуты пришла мысль, что любой судья оправдает исполнителя данного убийства.

Жорик, который благодаря Светочке из добродушного бизнес-аналитика мутировал в человека-подкаблучника, светился счастьем. Когда на втором бокале пива Светочка проныла «Жооориииик, ты слишком много пьееееешь»,  и Жорик отставил своё темное нефильтрованное, стало понятно, что дело совсем плохо.

Последующие недели это подтвердили. Жорик таскал Светочку на все наши встречи: весь восхитительный киносеанс «Сплита» Светочка исторгала из себя разной тональности ной общей окраской «Жорииииик, мне скууууучнооооо»; первая весенняя поездка на Минское море была ознаменована тем, что Светочке сначала хотелось писать, потом кушать, потом снова писать, потом солнце слишком ярко светило и под конец она где-то нашла комаров, которые её покусали; в клубе слишком громко играла музыка, коктейли были несладкими, светочкины каблуки слишком высокими и поэтому у неё болели ножки. Это было невыносимо.

Во время, свободное от ноя (его, как вы понимаете, было крайне мало), Светочка делала сэлфи, с Жориком и без. Но чаще заставляла Жорика её фотографировать. По итогу все шашлыки в лесу Жорик не готовил эти самые шашлыки, а прыгал по весеннему лесу за Светочкой и фотографировал её в разных хитровывернутых позах.

Наши взаимоотношения со Светочкой закончились очень печально: перед Жориком был поставлен ультиматум вида «либо она, либо мы», Жорик долго думал и решил, что Светочка у него только два месяца, а друзья некоторые по 20 лет. Решение было принято. Светочка удалилась в светлые дали ныть кому-нибудь другому.

У меня осталась глубокая душевная травма.

Это я короче всё к чему. Бабцы. Не нойте, а?

  • Alex Digger

    А долго ли длились муки?