Восьмимартовское

Девятое марта началось для меня прекрасно: закончилась водица в кулере, ни кофе не сделать, ни чай. А я без кофеина перорально в начале рабочего дня похожа на крупное недвижимое имущество. Кемпински, например. В стандартной кулер-бутылке 16 литров. Для того, чтобы водрузить её на то место, где она даёт воду, нужен мужчина средних размеров. Таковой обнаружился в радиусе трёх метров и на просьбу установить новую бутылку ответил «Да ну а чо я, ты чо сама не можешь?». Этот же самый мужчина седьмого марта, потряхивая букетом тюльпанов, кричал что женщины самые лучшие, нежнейшие существа, обещает любить, оберегать и защищать.

¯\_(ツ)_/¯

И таки вот что я имею сказать по этому поводу

Седьмое, восьмое и даже девятое марта каждого года — это демо-версия долгоожидаемого многими зомби-апокалипсиса. По магазинам сначала бродят мужчины всех возрастов со стеклянными глазами. В начале пути, по заходу в магазин, они еще как-то друг от друга отличаются. Я лично отличаю по цвету курток. На кассе они уже все одинаковые, потому что абсолютное большинство отличительных признаков скрыто коробками с конфетами рафаэлло и тюльпанчиками. У них задумчивые бледные лица, стеклянные глаза и только одна мысль: счастьяздоровьямужикахорошего. Зомби, натурально. Кстати, их задумчивость прямо зависит от количества женщин, которых предстоит поздравить: если от двух до четырех, то они ещё способны к размышлениям не на тему тюльпанов. Если больше четырех, то они превращаются в бездушные машины по поиску и покупке цветочной продукции.
Серьезно, восьмое марта уже лет пять как пора переименовывать в день Голландии (оттуда едет подавляющее большинство тюльпанов) и Владимирской области (там производят рафаэллки).

Еще восьмое марта можно переименовать в день белорусского предпринимательства: именно восьмого марта вся суть ярко цветет и пахнет. Цветочек, который в обычной реальности стоит около рубля, в восьмимартовской возрастает в цене в два-три-десять-двадцать раз (зависит от наглости предпринимателя и от наличия вокруг предпринимателя конкурентов, чем больше конкурентов, тем меньше накрутка). Вчера мне пытались продать полудохлую, как моя весенняя депрессия, мимозку за пять рубликов. Пять рубликов, Карл!

И ведь же никому в голову не придет стряхнуть с себя это наваждение и спросить «А зачем нам вообще выделять день, чтобы поздравить женщин с тем, что они женщины?». Ну то есть как-то этот праздник — это такое. Формальный жест, не наполненный никаким особым смыслом. Сегодня твой мужик моет посуду, тян, но завтра-то её всё равно будешь мыть ты, потому что ты же баба, надо мыть посуду. Ну это я обобщаю, но идея понятна.

Как по мне, так восьмое марта — это просто лишний выходной. Ну то есть высыпаешься на один раз больше, чем в обычную рабочую неделю. И всё. Потому что про то, что я женского пола я помню всё остальное время так же прекрасно, как и восьмого марта, потому что зарплата у меня меньше, чем у мужика, занимающегося той же работой, а ответственности больше, потому что «Ты же женщина, ты не можешь сделать хорошо».

И сидишь ты такая девятого марта, обложившись тюльпанами и рафаэллками и думаешь «Пора бы гвоздь забить, жаль вчера забыла мужчину попросить это сделать».

  • Alex Digger

    В кулерной бутылке аж 19 литров.